Войны Маори


Маори — коренной народ, основное население Новой Зеландии до прибытия европейцев. Число маори в Новой Зеландии составляет более 526 тыс. чел., примерно по 10 тыс. чел. живут в Австралии и в США. На языке маори слово maori обозначает «нормальные», «естественные» или «обычные». В легендах, устных преданиях слово маори отличало людей от божества и духа. Мараи маори — помещения для общего сбора племени
Ранее европейские переселенцы островов Новой Зеландии упоминали аборигенов как «индусы», «аборигены», «местные» или «новозеландцы». Маори оставался самоназванием маори для самоидентификации.
В 1947 году правительство Новой Зеландии переименовало Министерство по делам аборигенов в Министерство по делам маори. Люди заселили Новую Зеландию после заселения почти всех пригодных для проживания мест на планете. Археологические и лингвистические исследования предполагают, что несколько волн переселения прибыли из Восточной Полинезии в Новую Зеландию между 800 и 1300 годом нашей эры.
У маори существует легенда о том, как они прибыли сюда на 7 каноэ со своей прародины, Гаваики. Это общая прародина всех полинезийцев (по более современной версии, первоначально, Ява), но на пути своего следования мореплаватели могли давать это имя и другим островам, например, Гавайи, Савайи, Хива. По названиям каноэ получили свои названия и племена: Арава, Аотева, Мататуа, Таинуио, Курахаупо, Токомару, Такитуму. Каждое из племен селилось со своим вождем на строго определенной территории. Предания сохранили не только названия лодок, но и имена вождей и рулевых.
Маори были воинственны и независимы. Несколько страниц из истории показывают их характер. В 1642 году Новую Зеландию открыл Абель Тасман, голландец. Спустя более века её заново открыл Джеймс Кук. Оба спровоцировали кровавые стычки. В 1762 году французский капитан Сюрвиль, остановившийся у берегов Новой Зеландии, за украденный ялик сжёг целую деревню маори. Через три года здесь побывал капитан Дюфрен. Он и 16 его матросов были убиты в отместку за деяние Сюрвиля. Преемник Дюфрена сжёг три деревни маори и убил более ста мирных жителей. Эти факты навсегда восстановили маори против пришельцев из-за океана.
Новой Зеландией эти острова назвал Абель Тасман. Сами маори называют свою страну «Ао Теа Роа»(Белое Длинное Облако). Северный остров — Те ика а Мауи (Рыба Мауи), Южный — Те Вака а Мауи (Лодка Мауи).
Традиционное поселение (па) было укреплено деревянной оградой и рвом. Дома (фаре) строили из брёвен и досок, в отличие от остальных полинезийцев. Фасад всегда смотрел на восток. Крыша соломенная. Использовались также толстые пласты соломы для стен. Пол опускался ниже уровня земли, это необходимо было для утепления. Климат Новой Зеландии холоднее, чем на Гавайях или Таити. По этой же причине отличалась от общеполинезийской одежда маори. Они делали плащи и накидки, женщины носили длинные, до колен, юбки. Материал изготовляли из новозеландского льна, в ткань вплетали собачьи шкурки и птичьи перья.Кроме жилых домов в поселениях были общинные дома (фаре-рунанга), дома развлечений (фаре-тапере), дома знаний (фаре-кура). В них опытные мастера, жрецы, художники обучали молодежь.
Традиционные виды оружия — шест, нечто среднее между копьем и палицей (таиаха), копье (кокири), дротик (хуата). Использовалась своеобразная палица (мере) — камень на веревке. В охоте использовали силки. Инструментом для резьбы по дереву и для других процедур (также и для татуировки) был резец из нефрита или жадеита. Из нефрита делали палицы (мере). Природа дала маори то, чего нет в других частях Полинезии.
Прежде был распространен каннибализм. Съедали обычно пленных. Существовала вера в то, что сила съеденного врага переходит к тому, кто его съедает. Другой значительной традицией является татуировка, она показывала общественный ранг. В то же время это была инициация, — проверка на выносливость, так как процедура болезненная.
Общество было устроено так же, как и в остальной Полинезии. Здесь выделялись те же классы: знать (рангатира), рядовые общинники (тутуа), рабы-пленные (таурекарека). Среди знати особо выделялись вожди (арики). Почетом пользовались жрецы (тохунга). Словом «тохунга» называли также и художников (резчиков). Община (хапу) состояла из одной деревни и делилась на группы (ванау), то есть 1-2 дома.
В целом культура маори отличается от культуры других полинезийцев. Причина этому — другие природные условия. В области духовной культуры они сохранили много полинезийского, но создали и свое, самобытное наследие.
Популярны мифологические, этногенетические, генеалогические легенды, предания о переселении племен. Маори почитают общеполинезийских богов, Тангароа, Тане, Ту, Ронго. У них существовал тайный культ Ио, высшего единого бога, Творца всей вселенной. Возможно, этот культ был создан в поздние времена, в противовес проникающему сюда христианству, а возможно существовал и ранее. Кроме богов пантеон маори включал много второстепенных персонажей, духов, демонов, чудовищ, и т. д. Почитаются также предки (тупуна). В настоящее время существует синкретическая секта — паи-марира.
Основные понятия: атуа — бог или дух вообще, мана — магическая сила, понатури — демон, дух, обитающий в океане, кехуа — призрак, копуваи — чудовище с человеческим телом и головой собаки, и др. Тики — «полинезийский Адам», Хина — «полинезийская Ева». Мауи — культурный герой.
Распространены песни и танцы. Два собственных местных танца — хака (мужской) и пои(женский), родичи гавайской хулы. Аккомпанировали на флейте (коауау). Вождь маори с татуировкой та-моко на лице.
Военная хака, изображение около 1845 года
Татуировки на лице были традиционным элементом маорийской культуры вплоть до середины XIX века, когда эта традиция постепенно начала исчезать. В доевропейском маорийском обществе они отражали высокий социальный статус носителя. Традиционно только у мужчин лицо подвергалось полному татуированию, хотя у некоторых высокопоставленных женщин татуировки делались на их губах и подбородке.
Каждая татуировка была уникальной в своём роде и содержала в себе информацию о ранге, племени, происхождении, профессии и подвигах человека. Как правило, изготовление татуировки было не дешёвым увлечением, поэтому её могли позволить себе только вожди или отличившиеся воины. Более того, само искусство татуировки, как и лица, их делавшие, считались тапу (tapu), то есть почитались как нечто священное, требовавшее соблюдение особого протокола.
Когда умирал человек, на лице которого имелись татуировки та-моко, ему обычно отрезали голову для её сохранения. Для этого удалялись мозг и глаза, а все имевшиеся отверстия закладывались или льняным волокном, или резиной. После этого голову варили или держали на пару в специальной печи, а затем коптили на открытом огне и сушили на солнце в течение нескольких дней. Впоследствии голова обрабатывалась жиром печени акулы. Эти высушенные головы, или мокомокаи, хранились семьёй хозяина в резных коробках и вытаскивались только во время священных церемоний.
Сохранению также подвергались головы враждебных вождей, которых убили во время сражения. Эти мокомокаи, считавшиеся военным трофеем, выставлялись напоказ на мараэ. Кроме того, они играли важную роль во время ведения переговоров между воюющими племенами: возврат и обмен мокомокаи был обязательным условием установления мира
С появлением на островах Новой Зеландии в первой половине XIX века первых европейских колонистов местные племена маори, контактировавшие с европейскими мореплавателями, торговцами и поселенцами, получили доступ к огнестрельному оружию, а вместе с ним и военное преимущество над своими соседями. Всё это вызвало Мушкетные войны между различными племенными группами маори, воевавшими друг с другом за обладание европейскими мушкетами. Именно в ходе этих войн мокомокаи стали предметом торговли, которые охотно покупались в обмен на огнестрельное оружие и боеприпасы выходцами из Европы и Америки для личных коллекций, а также музеев.
Потребность в огнестрельном оружии побуждало племена маори к совершению многочисленных рейдов на своих соседей с целью получения мокомокаи. Кроме того, местные жители прибегали к татуированию рабов и пленных, головы которых затем обменивали на оружие. Пик торговли головами относился к 1820—1831 годУ. В 1831 году губернатор Нового Южного Уэльса объявил запрет на торговлю головами за пределами Новой Зеландии, а в течение 1830-х годов потребность в огнестрельном оружии на островах в связи с насыщением рынка снизилась.
К 1840 году, когда был заключён Договор Вайтанги, а Новая Зеландия стала британской колонией, экспортная продажа мокомокаи фактически прекратилась. Одновременно среди самих маори начала угасать традиция мокомокаи, хотя незначительная торговля головами продолжалась ещё несколько лет.
В 40—70-х годах XX века начался активный процесс урбанизации маори, и начиная с этого периода большая часть маори проживает в городах. В 60—70-х годах того же века в связи с общим улучшением уровня образования маори и улучшением их благосостояния начались процессы роста национального самосознания, что привело к необходимости признания роли маори в развитии и становлении страны.
В 1975 году был принят государственный указ, закреплявший статус Договора Вайтанги, и на основе его начиная с 1977 года в стране стал действовать Суд Вайтанги, рассматривающий дела, связанные с возвратом земель и прочих ресурсов и определением компенсаций за ущерб, нанесённый народу маори начиная с периода Земельных войн. Суд Вайтанги не является судебно-юридической инстанцией, но создаёт механизм ведения консультаций и переговоров между правительством страны и маори в выше оговорённых вопросах. По состоянию на 2008 год сумма выплаченных компенсаций составляла более 900 млн новозеландских долларов.
В 1987 году язык маори стал одним из государственных языков Новой Зеландии.

Читать далее

Найдено существо, которое поселилось на Земле раньше всех – почти 700 миллионов лет назад


Найдено существо, которое поселилось на Земле раньше всех – почти 700 миллионов лет назад

Геологи из Принстонского университета (Princeton University) под руководством Адама Малуфа (Adam Maloof) собрали в Южной Австралии породу, в которую впечатались останки существ, живших в незапамятные времена – примерно 700 миллионов лет назад. Старше еще никого не находили. А это позволяет подозревать, что ученые наткнулись вообще на первых обитателей Земли.

Осадочные породы, в которых обнаружены останки первых обиттателей нашей планеты

Если считать, что все сущее создано Богом, то придется признать: начал он странно. И первым делом сотворил мочалку. Точнее губку – некое ее подобие: примитивное беспозвоночное существо, которое не имело еще отдельных – дифференцированных – органов и тканей. Росту в существе было около сантиметра. И более всего оно походило на гроздь вытянутых эллиптических пузырей. А по структуре напоминало губку породы Namacalathus – некоторые родственники этих организмов не вымерли до сих пор.

Губка, созданная в первую очередь, выделена на фото красным

Первое существо на Земле пронизано странными каналами диаметром в 1 миллиметр

Сторонникам Дарвина и его теории эволюции тоже есть чему удивиться. И призадуматься, каким образом из такой примитивной «поделки» в итоге – спустя 700 миллионов лет и даже чуть раньше – развились мы с вами. Оценка показала, что губки-первопроходцы появились еще до глобального оледенения, которое случилось примерно 640 миллионов лет назад. Тогда Земля замерзла и превратилась в огромный снежок, который ослепительно сверкал в космосе под лучами Солнца.

— Никто не ожидал, что мы найдем животных, существовавших еще до глобального оледенения Земли, – говорит Адам Малуф. – Но если допустить, что многоклеточные организмы появились на планете и больше с нее не исчезали, то придется искать ответ на вопрос, как они сумели выжить в невероятно холоде. Существа, обнаруженные геологами, представляли из себя окаменелости. Извлечь их из окружающей породы не было никакой возможности. И ученые срезали один тончайший слой за другим, словно сканировали с помощью томографа. А потом посредством компьютерных технологий восстановили объемную структуру.

Структура предстала в виде тех самых пузырей, разбитых на несколько долей, со множеством микроскопических каналов внутри. Namacalathus – близкие родственники первых губок

Кстати, не так давно появилось сообщение будто бы в Габоне (Западная Африка) нашлись останки многоклеточных организмов возрастом в 2,1 миллиарда лет. Якобы они имели плоские тела с какими-то лопастями и достигали в длину от 7 до 120 миллиметров.

Есть предположение, что эти загадочные «плоскачи» появились около 2,4 миллиарда лет назад – вскоре после насыщения атмосферы Земли кислородом. Но скептики считают, что учеными попался просто минерал пирит причудливой формы.

Так что рекорд губок из Южной Австралии – 700 миллионов лет – пока не превзойден. Пока – они первые существа на Земле.

Read more: http://tainy.net/9792-najdeno-samoe-drevnee-sushhestvo-na-zemle.html#ixzz10tnGqukk

Личная броня.


картинка

Они не издают воинственного грохота, не сверкают начищенной до зеркального блеска поверхностью, они не украшены плюмажами и чеканными гербами — и часто вообще замаскированы под пиджаками. Но сегодня без этих неказистых с виду доспехов просто немыслимо посылать солдат в бой или обеспечить минимальную безопасность VIP-персон…

Как все начиналось

картинка

Кто первый придумал одевать на война доспехи, защищающие его от смертельного удара врага, до сих пор вопрос спорный. В древности гоплиты (тяжеловооруженная древнегреческая пехота) как и воины Древнего Рима, носили бронзовые кирасы, при этом эти кирасы имели форму мускулистого тела человека, что помимо эстетических соображений и психологического воздействия на противника, могло также упрочнять конструкцию, так как эти изменения сечения играют роль импровизированных ребер жесткости. По прочности бронза на тот момент однозначно была эффективнее железа, за счет своей вязкости, ибо основы металлургии и свойств металлов, человечество только начало постигать в полном объеме, а стальные пластины доспехов были еще хрупки и ненадежны.

картинка

Бронзовые доспехи, в том числе цельнолитые кирасы, использовались в Римской армии вплоть до начала нашей эры. Недостаток бронзы был, в её дороговизне, по сему, во многом, своим победам Римская армия, была обязана превосходством ее пехоты по бронезащищенности, в отношении противника, не имевшего эффективной защиты против холодного и метательного оружия.

картинка

Падение Рима привело и к упадку кузнечного ремесла. В тёмные века основным и практически единственным доспехом рыцарей была кольчуга или чешуя. Она была не так эффективна, как кираса, и достаточно неудобна из-за веса, но все же позволяла, в определенной степени, снизить потери в рукопашной схватке.

картинка
картинка

В XIII веке для усиления кольчуги стала применяться так называемая «бригантина», сделанная из металлических пластин подбитых под сукно. Бригантины чем-то были похожи конструктивно на современный бронежилет, однако качество доступных тогда материалов, применяемых при их изготовлении, не позволяло эффективно защищаться, от прямого, колющего удара в близком бою. К концу XIV века кольчуга стала заменяться более эффективными латами, и бригантина стала уделом небогатых воинов составляющих легкую пехоту и лучников.

картинка

Некоторое время хорошо защищенная стальными доспехами рыцарская конница была практически идеальным средством решения исхода любой битвы, пока ее господству на поле брани не положило конец огнестрельное оружие. Тяжелая броня рыцаря оказалась бессильна перед картечью и не редко только утяжеляла пулевые ранения – пули и картечь, пробив тонкий стальной нагрудник, проходя на вылет, рикошетили от доспеха, нанося дополнительные смертельные раны.

картинка

Выход из этой ситуации был один – благодаря несовершенству огнестрельного оружия, связного с темпом и точностью стрельбы, спасти положение могла лишь скорость и маневренность конницы, а значит, тяжелая броня, одетая на рыцаря, уже была обузой. Поэтому основной броней конницы 16-17 века осталась только кираса, обусловив появление нового вида боевых конных подразделений – кирасиров и гусар, стремительные атаки которых, не редко переламывали ход исторических сражений. Но с совершенствованием военного дела и модернизацией огнестрельного оружия, и эта «бронь» оказалась, в конце концов, обузой.

картинка

В Русскую армию незаслуженно забытые на несколько десятков лет кирасы, вернулись лишь к 1812 году. 1 января 1812 года последовал высочайший указ об изготовлении для конницы этого предохранительного снаряжения. К июлю 1812 года все кирасирские полки получили кирасы нового образца, сделанные из железа и покрытые черной краской.

картинка

Кираса состояла из двух половин — нагрудной и спинной, скрепленных при помощи двух ремней с медными наконечниками, приклепанных к спинной половине у плеч и застегивающихся на груди на две медные пуговицы. У рядовых эти помочные ремни имели железную чешую, у офицеров — медную. По краям кираса была обложена красным шнурком, а изнутри имела подкладку из белого холста, подбитого ватой. Естественно пулю такая защита не удерживала, но в ближнем бою, рукопашной схватке или в конной сечи, подобный вид бронезащиты был просто необходим. В последствии со снижением эффективности этой защиты, кираса в конце концов осталась в войсках лишь как элемент парадной одежды.

Возвращение кирасы

Итоги Инкерманского сражения (1854), в котором русскую пехоту расстреляли как мишени в тире, и ошеломляющие потери дивизии Джорджа Пиккета (George Edward Pickett, 1825–1875) в битве при Геттисберге (Battle of Gettysburg, 1863), буквально выкошенной огнем северян, заставили полководцев задуматься не только об изменении традиционной тактики боя.

картинка

«Урожай смерти». Одна из самых известных фотографий американского фотографа Тимоти О’Салливена (Timothy O’Sullivan, 1840–1882), сделанная им в день битвы при Геттисберге. Фото: Timothy H. O’Sullivan из архива Библиотеки Конгресса США

Ведь грудь солдат была защищена от смертоносного металла только тонким сукном мундира. Пока сражения представляли собою обмен мушкетными залпами, с последующей рукопашной молотилкой, это не вызывало особой озабоченности. Но с появлением скорострельной артиллерии, засыпающих поле боя шрапнелью и осколочными гранатами, скорострельных винтовок, а затем и пулеметов, потери армий чудовищно росли.

Генералы по-разному относились к жизням своих солдат. Кто-то уважал и берег их, кто-то считал смерть в бою почетной для настоящего мужчины, для кого-то солдаты были просто расходным материалом. Но все они сходились во мнении, что чрезмерные потери не позволят им выиграть сражение — а то и приведут к поражению. Особенно уязвимыми были бойцы идущих в атаки пехотных батальонов и действующих на передовой саперных рот — на которых противник и сосредоточивал свой основной огонь. Поэтому и появилась идея найти способ защитить хотя бы их.

картинка

Первым на поле боя попыталась вернуть старый надежный щит. В 1886 году в России прошли испытания стальные щиты конструкции полковника Фишера, со специальными окошками для стрельбы. Увы, слишком тонкие, они оказались малоэффективными — поскольку запросто простреливались из новых винтовок. А у японцев, использовавших при осаде Порт-Артура стальные щиты британского производства, возникла другая проблема. Имея размеры 1 м на 0,5 м и достаточную толщину, эти щиты весили 20 кг — так что бегать с ними в атаку было просто невозможно. Впоследствии появилась идея ставить подобные тяжелые щиты на колеса, которая трансформировалась в создание бронированных ящиков-тележек — забравшись в который, пехотинец двигался, отталкиваясь ногами. Это были остроумные, но малополезные конструкции, поскольку толкать такую тележку можно было только до первого препятствия.

Перспективным оказался другой проект — возвращение к использованию кирасы (панциря). Благо, идея была прямо перед глазами, поскольку на рубеже XIX–XX веков она ещё была частью парадного мундира кирасирских полков. Оказалось, что даже простая кираса старого образца (предназначавшаяся для защиты от холодного оружия) с расстояния в пару десятком метров может выдержать 7,62-мм пулю из револьвера Нагана. Соответственно, некоторое её утолщение (до разумных пределов) могло бы защитить человека и от чего-то более мощного.

Так началось возрождение кирас. Нужно заметить, что на японские щиты Россия ответила заказом для своей армии 100 тысяч пехотных кирас у французской фирмы «Симоне, Геслюен и К». Однако поставленный товар оказался негодным. То ли фирма сжульничала, то ли сказалась заинтересованность Парижа в поражении русских — которое повлекло за собою ещё большое ввязывание России в долговую кабалу к французским банкам.

Надежными оказались средства защиты отечественной конструкции. Среди их авторов наиболее известен подполковник А. А. Чемерзин, который изготавливал кирасы из разработанных им же различных стальных сплавов. Этого талантливого человека без сомнения можно назвать отцом российского бронежилета.

«Каталог панцирей, изобретенных подполковником А. А. Чемерзиным» — так называется брошюра, изданная типографским способом и вшитая в одно из дел, хранящихся в Центральном государственном военно-историческом архиве. В ней приводятся такие сведения: «Вес панцирей: самые легкие 11/2 фунта (фунт — 409,5 г), самые тяжелые 8 фунтов. Под одеждой незаметны. Панцири против ружейных пуль, не пробиваемые 3-линейной военной винтовкой, имеют вес 8 фунтов. Панцири закрывают: сердце, легкие, живот, оба бока, позвоночный столб и спину против легких и сердца. Непробиваемость каждого панциря проверяется стрельбой в присутствии покупателя».

В «Каталоге» приведено несколько актов испытаний панцирей, проведенных в 1905—1907 гг. В одном из них сообщалось: «В присутствии ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА 11 июня 1905 года в г. Ораниенбауме производилась стрельба пулеметной ротой. Стреляли из 8 пулеметов по панцирю из сплава, изобретенного подполковником Чемерзиным, с дистанции 300 шагов. В панцирь попало 36 пуль. Панцирь не был пробит, и трещин не оказалось. При испытании присутствовал весь переменный состав стрелковой школы».

картинка

Щит-панцирь, который общество заводов «Сормово» предлагало во время первой мировой войны.

Панцири также испытывались в резерве Московской столичной полиции, по заказу которой они и были изготовлены. Стрельба по ним велась на расстоянии 15 шагов. Панцири, как отмечалось в акте, «оказались непробиваемыми, и пули осколков не дали. Первая партия оказалась изготовленной вполне удовлетворительно».

В акте комиссии резерва Санкт-Петербургской столичной полиции говорилось: «Испытание дало следующие результаты: при стрельбе в нагрудный и спинной панцири, обтянутые тонкой шелковой материей, весом первый 4 фунта 75 золотников (золотник — 4,26 г) и второй 5 фунтов 18 золотников, закрывающие грудь, живот, бока и спину, пули (Браунинга), пробив материю, деформируются и производят углубление на панцире, но такового не пробивают, оставаясь между материей и панцирем, причем никаких осколков пули наружу не вылетает».

К началу Первой мировой кирасы в России вошли в моду. Ими снарядили столичную полицию — для защиты от ножей уголовников и пуль революционеров. Несколько тысяч их отправили в армию. Кирасами скрытого (под одеждой) ношения заинтересовались и гражданские лица, кто боялся вооруженного ограбления — несмотря на высокие цены (от 1500 до 8000 рублей). Увы, вместе с первым спросом на эти прототипы гражданских бронежилетом появились и первые жулики, им воспользовавшиеся. Обещая, что их товар не прострелить и из пулемета, они продавали кирасы, которые, мягко говоря, не выдерживали никаких испытаний.

картинка

В первые дни 1918 года артиллерийско-техническое управление Франции проводило испытание старых кирас на полигоне форта де ла Пеньи. Укрытых металлическим панцирем солдат расстреливали из пистолета, винтовки и пулемета со вполне обнадеживающими результатами. Фото: Army Ordnance Dept

С началом Первой Мировой войны, кирасы и подобные им средства защиты использовала не только Россия, но и другие страны.

картинка

Американская армия экспериментировала с доспехами для своих войск на Западном фронте первой мировой войны

В немецкой армии использовались шлемы со специальной навесной броней. Штифты креплений дополнительной защиты на стандартной немецкой каске вызывали у противника лишь злорадные суждения об «рогатости» кайзеровской армии, когда как само изделие хоть и защищало от прямого попадания пули, но при этом просто не выдерживали энергию пулевого удара шейные позвонки солдата, делая попадание смертельным в любом случае.

картинка
картинка

Проверка других элементов бронезащиты в деле показала их достоинства и недостатки. Безусловно, это была хорошая защита туловища — с его жизненно важных органов. Однако стойкость кирасы зависела от её толщины. Слишком тонкая и легкая совершенно не защищала от стандартных винтовочных пуль и крупных осколков, более толстая же весила столько, что воевать в ней становилось невозможно.

картинка

Германский «бронежилет» 1916 года

Однако изыскания в области личной бронезащищенности пехоты, не ограничились окончанием Первой Мировой войны.

картинка

Творения итальянской военной мысли времен первой мировой войны

Относительно удачный компромисс был найден в 1938 году, когда на вооружении РККА поступил первый экспериментальный стальной нагрудник СН-38 (СН-1). Как понятно из названия, он защищал солдата только спереди (грудь, живот и пах). За счет экономии на защите спины появилась возможность увеличить толщину стального листа, не перегружая слишком бойца. Но все слабые стороны такого решения показали себя во время Финской компании, и в 1941 году началась разработка и производство нагрудника СН-42 (СН-2). Его создателями была броневая лаборатория Института металлов (ЦНИИМ) под руководством М. И. Корюкова — одного из автором знаменитой советской каски, состоящей на вооружении до сих пор.

картинка

Cтальной нагрудник СН-38 (СН-1)

СН-42 состоял из двух пластин толщиной в три миллиметра, верхней и нижней — поскольку в цельном нагруднике солдат не смог бы не нагнуться, ни присесть. Он хорошо защищал от осколков, от автоматных очередей (на дистанции свыше 100 метров), хотя и не выдерживал выстрел из винтовки или пулемета. В первую очередь ими оснащались группы армейского спецназа — штурмовые инженерно-саперные бригады (ШИСБр). Они использовались на самых тяжелых участках: взятии мощных укреплений, уличных боях. На фронте их называли «панцирной пехотой», а также шуточно «раками».

картинка

Этот «панцирь» солдаты обычно надевали на ватник с оторванными рукавами, который служил дополнительным амортизатором, несмотря на то, что у нагрудника с внутренней стороны имелась специальная подкладка. Но бывали случаи, когда «панцирь» надевали сверху маскхалата, а также и сверху шинели.

По отзывам фронтовиков оценка подобного нагрудника была самая противоречивая — от лестных отзывов до полного неприятия. Но проанализировав боевой путь «экспертов», приходишь к следующему парадоксу: нагрудник был ценен в штурмовых частях, которые «брали» крупные города, а отрицательные отзывы шли в основном из частей, которые захватывали полевые укрепления. «Панцирь» предохранял грудь от пуль и осколков, пока солдат шел или бежал, а также в рукопашной схватке, поэтому он был больше необходим в уличных боях. Однако в полевых условиях саперы-штурмовики больше передвигались по-пластунски, и тогда стальной нагрудник становился абсолютно ненужной помехой. В частях, которые вели бои на слабозаселенной местности эти нагрудники перекочевали сначала на батальонные, а потом и на бригадные склады.

картинка

В 1942 г. был испытан бронещиток размером 560х450 мм, выполненный из 4-мм стали. Обычно его носили на ремнях за спиной, а в боевой обстановке стрелок ставил его перед собой и в предусмотренную прорезь вставлял винтовку. Сохранились отрывочные сведения о так называемой «солдатской броне» — 5-мм стальном листе размерами 700х1000 мм и весом 20-25 кг с загнутыми внутрь краями и опять же отверстием для винтовки. Применяли эти устройства наблюдатели и снайперы.

В 1946 году на вооружение поступил СН-46, последний стальной нагрудник. Его толщина была увеличена до 5 мм, что позволяло противостоять очереди из автомата типа ППШ или МР-40 на дистанции 25 м, а для большего удобства бойца он состоял из трех частей.

Латы из кевлара и полиэтилена

Стальная кираса имела три недостатка: большой вес, неудобство при движении, а при попадании пули — откалывающиеся осколки стали и брызги свинца, ранящие её владельца. Избавиться от них удалось благодаря использованию в качестве материала ткани из прочных синтетических волокон.

картинка

Одними из первых новое средство защиты создали американцы. Во время Корейской войны они снабдили своих солдат жилетами из многослойного нейлона. Их было несколько видов (М-1951, М-1952, М-12 и др.), причем некоторые имели покрой самого настоящего жилета — застегивающегося спереди. Против пуль они были бессильны, и вообще первоначально предназначались для защиты экипажей боевой техники от мелких осколков. Именно поэтому они закрывали солдат только до пояса. Несколько позже бронежилеты начали выдавать и тем бойцам, которые воевали на «своих двух» (то есть пехоте). Для этого их удлинили и добавили защитные воротники. Кроме того, для усиления защиты, внутрь бронежилета стали помещать (вшивать или вкладывать в специальные кармашки) металлические пластинки.

С этими бронежилетами США вступили во Вьетнамскую войну. Анализ потерь американской армии показал, что 70–75% ранений являются осколочными, причем большинство — в туловище. Для их уменьшения было решено поголовно одеть пехоту в бронежилеты, что спасло немало американских солдат и офицеров от ран, а то и от гибели.

картинка

Появление особо прочного синтетического материала кевлара, разработанного в 1965 году американской компанией DuPont, а также специальной керамики, позволило США приступить к выпуску бронежилетов, которые уже могли как-то защищать их солдат и от пуль.

Первый отечественный бронежилет сделали во Всесоюзном Институте Авиационных Материалов (ВИАМ). Его начали разрабатывать в 1954 году, а в 1957 году он получил индекс 6Б1 и был принят на снабжение вооруженных Сил СССР. Было изготовлено порядка полутора тысяч экземпляров, заложенных на склады. Массовое производство бронежилетов решено было развертывать только в случае наступления угрожаемого периода.

картинка

Защитная композиция БЖ представляла собой мозаично расположенные шестиугольные пластинки из алюминиевого сплава, за которыми располагалось несколько слоев капроновой ткани и подкладка из ватина. Жилет защищал от пуль патрона 7,62х25, выпущенных из пистолета-пулемета (ППШ или ППС) с дистанции 50 метров и осколков.

картинка

В начальный период войны в Афганистане некоторое количество этих БЖ попало в подразделения 40-й армии. Хотя защитные характеристики этих бронежилетов были признаны недостаточными, их эксплуатация дала положительный опыт. В феврале 1979 года в ЦК КПСС было проведено совещание по оснащению Средствами Индивидуальной Бронезащиты подразделений ОКСВ в Афганистане. Присутствующие на нем представители НИИ Стали предложили создать жилет для армии с использованием конструктивных решений ранее разработанного по заказу МВД бронежилет ЖЗТ-71М. Первая опытная партия таких бронежилетов была отправлена в Афганистан в марте 1979 года. В 1981 году бронежилет был принят на снабжение ВС СССР под названием 6Б2 (Ж-81). Его защитная композиция состояла из титановых бронепластин АДУ-605-80 толщиной 1,25 мм и баллистического экрана из арамидной ткани ТСВМ-ДЖ. При массе 4,8 кг БЖ обеспечивал защиту от осколков и пистолетных пуль. Противостоять пулям длинноствольного срелкового оружия он уже не мог (пули патрона 7,62х39 пробивали защитную композицию уже на дистанциях 400-600 метров).

картинка

Кстати, любопытный факт. Чехол этого бронежилета был выполнен из капроновой ткани, застегивался он на новомодные тогда «липучки». Все это придавало изделию очень «заграничный» вид. Что послужило поводом для многочисленных слухов о том, что эти БЖ были закуплены за рубежом — не то в Чехии, не то в ГДР, а то и вовсе в какой-то капстране…

картинка

Идущая в Афганистане война потребовала оснащения армии более надежными средствами индивидуальной бронезащиты, обеспечивающими защиту от пуль стрелкового оружия на реальных дальностях ведения общевойскового боя. Были разработаны и приняты на снабжение два типа таких бронежилетов: 6Б3ТМ и 6Б4. В первом использовались титановые бронепластины АДУ-605Т-83 толщиной 6,5 мм, во втором – керамические АДУ 14.20.00.000, из карбида бора. Оба бронежилета обеспечивали круговую противопульную защиту от пуль ПС патрона 7,62х39 с дистанции 10 метров. Однако опыт войсковой эксплуатации показал, что вес такой защиты получается чрезмерным. Так, 6Б3ТМ весил 12,2 кг, а 6Б4 – 12 кг. В результате решено было сделать защиту дифференцированной: грудную секцию противопульной, а спинную – противоосколочной (с титановыми бронепанелями, аналогичными использовавшимся в жилете 6Б2. Это позволило снизить массу жилетов до 8,2 и 7,6 кг соответственно. В 1985 году такие бронежилеты были приняты на снабжение под индексами 6Б3-01 (Ж-85Т) и 6Б4-01 (Ж-85К).

картинка

При создании этих бронежилетов впервые была сделана попытка совместить защитные функции с возможностью переноски боевой выкладки. В специальных карманах чехлов жилетов могло размещаться 4 магазина к АК или РПК, 4 ручных гранаты, противогаз и радиостанция.

картинка

Отталкиваясь от наработанного опыта, было решено сделать унифицированный бронежилет, который, имея единую конструкцию, мог бы оснащаться различными типами бронеэлементов и обеспечивать защиту различного уровня. Такой жилет был принят на снабжение в 1986 году под индексом 6Б5 (Ж-86). Остальные принятые на снабжение бронежилеты решено было оставить в войсках до их полной замены (фактически БЖ 6Б3-01 успели повоевать и в первую, и во вторую чечнские кампании).

Завершающим в ряду российских жилетов первого поколения является серия бронежилетов 6Б5. Эта серия была создана НИИ Стали в 1985 году после проведения цикла научно-исследовательских работ по определению стандартизованых типовых средств индивидуальной бронезащиты. Серия 6Б5 базировалась на уже разработанных и находящихся в эксплуатации жилетах и включала 19 модификаций, отличающихся уровнем защиты, площадью, назначением. Отличительным признаком этой серии является модульный принцип построения защиты. т.е. каждая последующая модель в серии могла быть сформирована из унифицированных защитных узлов. В качестве последних предусматривались модули на основе тканевых структур, титана, керамики и стали.

картинка

Бронежилет 6Б5 принят на вооружение в 1986 году под обозначением Ж-86. Новый жилет представлял собой чехол, в котором размещались мягкие баллистические экраны из ткани ТСВМ-ДЖ, и т.н. монтажные платы, в карманах которых размещались бронепластины. В защитной композиции могли использоваться бронепанели следующих типов: керамические АДУ 14.20.00.000, титановые АДУ-605Т-83 и АДУ-605-80 и стальные АДУ 14.05 толщиной 3,8 мм.

Ранние модели бронежилетов имело чехлы из капроновой ткани различных оттенков зеленого или серо-зеленого цвета. Были также партии с чехлами из х/б ткани с камуфлирующим рисунком (двухцветным для подразделений КГБ и ВВ МВД СССР, трехцветным — для ВДВ и морской пехоты). После принятия общевойсковой расцветки камуфляжа «Флора», бронежилет 6Б5 выпускался и с таким камуфлирующим рисунком.

картинка

Бронежилет 6Б5 состоит из переда и спинки, соединенных в плечевой области текстильной застежкой и ременно-пряжечным креплением для регулировки по росту. Перед и спинка состоят из чехлов, в которых расположены тканевые защитные карманы и блоки карманов и бронеэлементов. Защитные свойства сохраняются после воздействия влаги при использовании водоотталкивающих чехлов для защитных карманов. Бронежилет комплектуется двумя водоотталкивающими чехлами для защитных карманов, двумя запасными бронеэлементами и сумкой. Все модели бронежилета оснащены противоосколочным воротником. На чехле бронежилета снаружи размещены карманы для автоматных магазинов и других элементов вооружения. В области плеч предусмотрены валики, препятствующие соскальзыванию ружейного ремня с плеча.

Во время лихих 90-х развитие армейских средств индивидуальной защиты застопорилось, финансирование многих перспективных проектов по бронежилетам было свернуто. Но разгул преступности в стране дал толчок к разработке и производству средств индивидуальной бронезащиты для частных лиц. Спрос на них в эти первые годы значительно превышал предложение. Не случайно в России как грибы после дождя стали появляться фирмы и фирмочки, предлагающие эту продукцию. Уже через 3 года количество таких фирм перевалило за 50. Кажущаяся простота бронежилета привела в эту сферу массу фирм дилетантов, а порой и откровенных шарлатанов. В результате качество бронежилетов, которые заполонили российский рынок резко упало. Оценивая один из таких «бронежилетов», эксперты из НИИ Стали обнаружили однажды, что в качестве защитных элементов в нем использовался обычный пищевой алюминий. Очевидно, что кроме как от удара поварешкой такой жилет больше ни от чего не защищал.

Поэтому в 1995 году был совершен значительный шаг в области средств индивидуальной бронезащиты − появление ГОСТа Р 50744-95 (ссылка), регламентирующего классификацию и технические требования к бронежилетам.

Прогресс не стоял на месте, и армии требовались новые бронежилеты. Появилось понятие БКИЭ (базовый комплект индивидуальной экипировки), в котором значительную роль играл бронежилет. Первый проект БКИЭ «Бармица» содержал тему «Забрало» − новый армейский бронежилет, на замену бронежилетов серии «Улей».

картинка

В рамках темы «Забрало» созданы бронежилеты 6Б11, 6Б12, 6Б13 и приняты на вооружение в 1999 году. Что нехарактерно для советского периода, эти бронежилеты разрабатывались и производятся значительным числом организаций и значительно отличаются по своим характеристикам. Бронежилеты 6Б11, 6Б12, 6Б13 производятся или производились НИИ Стали, ЦВМ Армоком, НПФ Техинком, АО Кираса.

В целом 6Б11 — бронежилет 2-го класса защиты, массой около 5кг. 6Б12 — обеспечивает защиту груди по 4-му классу защиты, спины — по второму. Масса — около 8кг. 6Б13 — круговая защита 4-го класса, массой около 11кг.

Карбид бора, вместе с корундом и карбидом кремния, и сегодня применяются для изготовления бронежилетов российской армии. В отличие от металлов, эти материалы при попадании пули не создают осколков — которые потом приходиться выковыривать хирургам, а рассыпаться в безопасный «песок» (как стекло автомобиля).

картинка

Помимо нескольких основных общевойсковых (пехотных) моделей, на вооружении армии и спецслужб находится и неисчислимое количество специфических: от защитных комплектов летчиков до похожих на космические скафандры бронекостюмы саперов, усиленные специальным каркасом — которые должны выдержать не только осколки, но и взрывную волну. Не обходиться и без некоторых курьезов: вообще-то бронежилеты всегда «раскраивали» для мужчин, а сейчас в армию массово идут женщины, фигура которых, как известно, имеет некоторые отличия.

картинка

Тем временем, в производстве бронежилетов обещают совершить очередную революцию. Например, голландская компании «Heerlen» заявила о разработке ткани «Dyneema SB61» из полиэтиленового волокна, которая, по её заверениям, на 40% прочнее кевлара.

А специалисты Университета Делавэр и «US Army Research Laboratory» (США) предложили совершенно оригинальную «жидкую броню». Их экспериментальный образец — это кевларовая ткань, пропитанная материалом STF — смесью из микроскопических частиц кварца и полиэтиленгликолью. Смысл новшества в том, что частицы кварца, проникнув в волокна ткани, заменяют собою неудобные вставные бронепластины.

Мифы и правда бронежилета

Как и в случае с военными кирасами, после появления бронежилетов в армии, их возжелали иметь и гражданские. Ажиотаж на них возник сразу же после Корейской войны — возвращающиеся домой солдаты рассказывали о «волшебных жилетках» немало фантастических историй. В итоге возник миф о том, что простой тканевый бронежилет совершенно непробиваем. Более того, появились сказки о неких «бронерубашках» — оказавшимися обычным надувательством. Судите сами: рубашка делается всего из одного слоя ткани, которого недостаточно даже для защиты от миниатюрного «браунинга». Чтобы обезопасить себя, нужно носить по крайней мере кевларовую «телогрейку».

картинка

Типичные гражданские бронежилеты относят к 1–3 классу. Первый, из нескольких слоев ткани, предохраняет от пуль пистолета типа ПМ и Нагана — но не более! К тому же его легко пронзит стилет или шило, которые проходят сквозь кевларовую ткань, раздвигая её волокна (как сквозь звенья кольчуги). Ко второму классу относятся довольно толстые плотные жилеты, усиленные в самых жизненно важных местах тонкими вставками (обычно металлическими). Они рассчитаны на пулю пистолета ТТ и модели пистолетов под патрон 9 мм.

Третий класс — это уже менее удобные бронежилеты, снаряженные бронепластинами. Они призваны защитить от выстрелов из легких автоматов — имеется не автоматический штурмовой карабин Калашникова, а пистолет-пулеметы типа ППШ, «Узи», «Кехлер-Кох» и т.п.

Все три класса — это бронежилеты скрытого ношения, которые носят под рубашкой, свитером, пиджаком. При желании и наличие дополнительных средств, их вам изготовят на заказ, на любой фасон и цвет. Довольно часто заказчики просят выполнить их в виде обычной жилетки от костюма или женского корсета, иногда — замаскировать под пиджак или куртку. Это необходимо главным образом по эстетическим соображениям, чтобы не шокировать окружающих — если его владелец публичное лицо.

картинка

В защите нуждаются и собаки.

Нужно заметить, что у бронежилетов более обширных круг владельцев, чем это кажется на первый взгляд. Например, в Израиле их порою заказывают для детей — по понятным причинам. А в Великобритании в бронежилеты хотят одеть полицейских собак.

Четвертый и пятый класс бронежилетов уже относят к профессиональным, боевым — и предназначены они для армии, милиции, спецслужб. Эти одевающиеся поверх костюма толстые и довольно тяжелые «панцири» обещают, что ваш бронежилет защитит не только от осколков разорвавшейся поблизости гранаты, но и выдержит пулю из автомата Калашникова, М-16 и даже снайперской винтовки. Но только не в упор, а с расстояния в несколько сот метров, и простой, а не с бронебойным сердечником — который проходит через нити кевлара так же, как шило, и пробивает пластины.

Теоретически, в бронежилет можно вложить пластину, которая выдержит даже пулю из крупнокалиберного пулемета. Вот только солдата это никак не спасет. И вот почему.

Броня, будь она стальная, кевларовая или композитная, всего лишь задерживает пулю или осколок: только часть её кинетической энергии превращается в тепло при неупругих деформациях жилета и самой пули. Однако импульс при этом сохраняется. И попадая в бронежилет, пистолетная пуля вызывает удар, который можно сравнить с хорошим хуком профессионального боксера. Пуля из автомата ударит по бронепластине с силой кувалды — ломая ребра и отбивая внутренности. Именно поэтому ещё под стальные кирасы и нагрудники солдаты поддевали ватные телогрейки или самодельные подушки — для хоть какого-то смягчения удара. Сейчас для этого используют амортизирующие прокладки из пористых пружинящих материалов. Но и они помогают лишь частично.

Что будет при попадании пули калибром 12,7 мм, нетрудно себе представить. Вряд ли беднягу с разбитыми в фарш легкими и рассыпавшимся позвоночником склеит даже самый опытный хирург. Вот почему усиление пулестойкости бронежилета целесообразно только до определенного рубежа — за которым просто лучше не испытывать судьбу.

Бронежилет это не стена, за которой можно предаваться ненужному лихачеству. Это последняя защита на самый крайний случай.

Источник Читать далее

Лилит— первая жена Адама в еврейской мифологии.


Лилит— первая жена Адама в еврейской мифологии. Именно в этом смысле большинство исследователей рассматривают это слово в Книге пророка Исайи. Упоминается в Свитках Мёртвого моря, Алфавите Бен-Сира, Книге Зогар. Согласно преданию, расставшись с Адамом, Лилит стала злым демоном, убивающим младенцев (этот персонаж присутствует и в арабских мифах). В Междуречье подобное имя носит ночная демоница, которая убивает детей и издевается над спящими мужчинами (упоминаются также и мужчины «лилу»). В семитских языках, в частности в иврите, это слово — прилагательное женского рода «ночная»э
Кроме этого в иврите (а возможно, и в других семитских языках) словом «лилит» обозначается птица неясыть, разновидность сов. Вероятно, именно поэтому Лилит иногда изображается вместе с совой.
Существует также мнение, что это имя происходит от шумерского «лиль» (воздух, ветер; дух, призрак).
Возможно, верны все точки зрения. В. В. Емельянов в предисловии к «Ассирийской магии» Шарля Фоссе пишет следующее: «Юноша и девушка-лилиту — демоны, в имени которых заключена игра слов из разных языков. По-шумерски лиль означает „воздух, ветер; дух, призрак“, по-аккадски лилу — „ночь“. Отсюда и смесь представлений: демонов этого рода считали ночными привидениями. Вероятно, их можно сопоставить со славянскими заложными покойниками — то есть с людьми, умершими неестественной смертью и раньше срока. Во всяком случае, они всегда отличаются от гадим — обычных духов умерших предков (хотя и для последних характерны необычные случаи смерти). Вполне возможно, что люди, превратившиеся в духов лилу, при жизни были безбрачны и не оставили потомства. Так можно объяснить склонность мужчин-лилу вступать в связь с земными женщинами (причём от этих связей у них рождаются либо уроды, либо такие же демоны)».
Лилит в шумерской традиции

Существует несколько шумерских легенд о Лилит. В первую очередь это безымянная легенда, приводящаяся в статье Чарльза Моффета (Charles Alexander Moffat). В ней Лилит — богиня-покровительница своего народа. Тем не менее, очевидна и её тёмная суть. Так, слёзы Лилит даруют жизнь, но её поцелуи приносят смерть.
Легенда объясняет происхождение двух львов в традиционной шумерской иконографии Лилит.
Также предполагается, что под именем ki-sikil-lil-la-ke в прологе шумерской версии эпоса о Гильгамеше упоминается именно Лилит. В частности, независимые переводы этого пролога Крамероми Фолькенштайном упоминают именно Лилит.

Легенды о происхождении Лилит

Согласно Алфавиту Бен-Сиры, первой женой Адама была Лилит. Она не пожелала подчиняться своему мужу, так как считала себя таким же творением бога Иеговы, как и Адам.
Произнеся тайное имя бога Ягве, Лилит поднялась в воздух и улетела от Адама. Тогда Адам обратился к Ягве с жалобой на бежавшую жену. Ягве послал вдогонку трёх ангелов, известных под именами Сеной, Сансеной и Самангелоф (Snvi, Snsvi, и Smnglof) .
Три ангела застигли Лилит у Красного моря, и она наотрез отказывалась вернуться к мужу.
После угрозы убить её Лилит поклялась, что она была послана богом и что, хотя её «функцией» является убийство младенцев, она пощадит любого ребенка, защищенного амулетом или пластинкой с её именем (вариант — именами ангелов). Ангелы наказали её. Есть три версии этого наказания в литературе: сотня её младенцев будет умирать каждую ночь; она обречена рождать детей — демонов; или бог сделает её бесплодной.
Другая легенда гласила, что Адам вступил в связь с Лилит только после изгнания из рая, в результате чего мир наполнился демонами. В иудейском быту волосатая и крылатая Лилит особенно известна как вредительница деторождения. Считалось, что она не только наводит порчу на младенцев, но и похищает их, пьёт кровь новорожденных, высасывает мозг из костей и подменяет их. Ей также приписывалась порча рожениц и бесплодие женщин. Именно легенды, говорящие о Лилит как об убийце новорожденных, объясняют традицию вешать амулет с именами ангелов возле колыбельки еврейского ребёнка. Амулеты и заговоры для роженицы против Лилит должны содержать не только имена трёх ангелов, пытавшихся возвратить её, но и некоторые имена самой Лилит: Батна (чрево), Одем (краснота) или Аморфо (не имеющая формы). Также с этим преданием связана традиция повязывания красной нитки на руку (обычно младенцу) — считается, что Лилит боится красного цвета. Особенно опасна ночь перед обрезанием младенца — чтобы уберечь ребёнка от Лилит, его отец должен всю ночь напролёт читать отрывки из «Зогар» и других книг Каббалы. Читать далее

Корсет


Корсет (фр. corset) — предмет главным образом женской одежды в виде широкого пояса с вшитыми упругими пластинками, туго охватывающего нижнюю часть грудной клетки и живот для придания фигуре необходимого вида (гордая осанка, стройная талия) и мягкой поддержки груди. Обычно с одной или нескольких сторон сделана шнуровка, нередко с другой стороны делают застёжки или вставляют молнию.
Корсеты конструировали из ткани или кожи, выстрачивая узкие полоски, в которые вшивались косточки из китового уса или железа. Конструкция была довольно жесткой, что позволяло сильно сужать талию.

В те далекие времена корсеты являлись одним из самых модных и необходимых элементов одежды. Постоянное ношение утягивающих корсетов сдавливало внутренние органы, вызывая их смещение, затрудняло нормальное кровообращение. Но так как ничто не могло остановить жажду женщины стать ещё прекрасней, средневековые красавицы рисковали здоровьем, а иногда и жизнью, и продолжали пользоваться корсетом.

Воистину красота требует жертв…

В период готики корсет носили как женщины, так и мужчины. Изготовленный из кожи и металла, он выполнял защитные функции в воинской амуниции и впоследствии продолжительное время являлся частью мужской одежды, вплоть до XVI века.

Как отдельный предмет одежды корсет появился в XIV веке в Бургундии, его конструкция подчеркивала форму груди. Особо он ужился при дворе Людовика XV, любителя свободных нравов и сексуальных игрищ. Корсет в том виде, что известен нам по музейным экспонатам, с частой стежкой, металлическими пластинками и деревянными брусками, появился в Италии XVI века
Лишь в середине XVII века стиль эпохи «барокко» сменяется новым стилем «Рококо», вернувшим моду на открытую, высоко поднятую грудь и узкую талию. Этот период – триумф утягивающего талию корсета. Екатериной Медичи был введен стандарт обхвата талии при дворе – чуть больше 33сантиметров. На тот момент корсет был привилегией только для дам из высших светских кругов.
В XVIII веке корсеты начинают носить повсеместно и постоянно. Ради достижения идеальной осанки, к ношению корсета приучают с детского возраста.
Ветер французской революции принес новый стиль в одежде «ампир»,стремление к идеалам античности , высокое расположение талии… казалось бы, корсет был отброшен, но он вновь лишь видоизменился и после 1810 вернул свой пьедестал на целых два столетия.
Пренебрежение корсетом считалось плохим тоном.

Корсет меняет очертания фигуры в зависимости от веяний моды, то поднимает грудь, то делает плоской, линия талии то завышается, то занижается, то возвращается в свое естественное положение. В 1828 году изобретаются металлические блочки для шнуровки, а в 1895 – бюск.

XIXвек, век тончайших, затянутых в корсет талий и пышнейших юбок, век, когда поминать беременность считалось неприличным, и женщина должна была оставаться дома, когда беременность становилась заметной. Однако корсет давал возможность продлить период пребывания на публике.

Осознавалась ли вред, который мог причинить слишком туго зашнурованный корсет и ребёнку, и матери? Несомненно. Ещё в 1700 г. один из персонажей пьесы известного английского драматурга Уильяма Конгрива говорил своей будущей жене, что запрещает ей шнуроваться, затягивая талию, во время беременности. Но тонкая талия, символ красоты, была слишком привлекательной, и множество женщин вплоть до пятого или шестого месяца так туго шнуровали корсет, что окружающие могли не догадываться об их беременности.

На последних же месяцах носили специальный корсет для будущих матерей, с дополнительной шнуровкой не только на спине, но и на боках и на животе, что позволяло распускать его по мере надобности, освобождая живот, но по-прежнему поддерживая верхнюю часть тела. Такие корсеты были относительно удобны, и порой женщина не снимала его даже непосредственно во время родов.

Корсет не спасал не от жары, не от холода, не от сырости… Он спасал от обыденности, он создавал ОБРАЗ. Таинственный женский образ!…Этот образ менялся под влиянием моды и этических требований, но каким бы он не был – закрытым или пикантным — этот образ неизменно притягивал и очаровывал. Одно лишь созерцание радует глаз, будоражит воображение.
Изящный тонкий стан, пленительные изгибы причудливых линий, волнующие «мягкости»- манящие прелести обворожительной Женщины. Этим нежным сокровищем, скрытым под жесткой основой корсета, безумно хотелось обладать! Пьянящее кровь ожидание…неловко путающиеся в шнуровке пальцы…

Читать далее

Загадки раздвоения личности


Таинственный бразилец

В 20-е годы прошлого века была широко известна история жителя Бразилии Кармине Мирабелли, который мог спонтанно превращаться в различных людей. Внешне оставаясь тем же самым Мирабелли, он становился человеком другой национальности и культуры. Мало того, одновременно с получением невесть откуда знания чужих языков Мирабелли получал и соответствующую эрудицию, которая немедленно улетучивалась, едва Мирабелли возвращался в свое исходное состояние.
Таким образом, побывав поочередно «в шкуре» различных людей, Мирабелли написал на разных языках несколько диссертационных работ и трактатов, обнаруживая удивительные познания в области истории, социологии, юриспруденции, богословия, астрономии, философии, логики, медицины, физики, химии и других наук. Эти его способности неоднократно проверялись различными учеными, которые так и не могли понять, как и откуда Мирабелли получает, а потом теряет свою ученость.

Необразованная болгарская продавщица

Несколько лет назад продавщица из болгарского города Варна Марина Даскалова впала в ступор и неожиданно заговорила приятным баритоном на чистейшем английском языке. «Моя жена сошла с ума!» — в ужасе подумал ее муж. Однако находящийся рядом племянник, хотя тоже испугался, но, немного зная английский, попытался заговорить с нею. Оказывается, исходящий из нее мужской голос убеждал родных, чтобы они позвонили дочери в Софию с просьбой не вылетать в этот день самолетом. Позже выяснилось, что данный самолет разбился, а все пассажиры погибли.

С этого времени состояния транса, во время которых Марина вещала различными голосами на незнакомых языках, стали повторяться. Родные записали речевую продукцию Марины на магнитофон и показали специалистам. Оказалось, что эта простая женщина, не знающая иных языков кроме болгарского, в состоянии отрешения легко разговаривает на большинстве современных европейских языков, а также на латыни… Мало того, голос предупреждал окружающих о каком-либо несчастье или катастрофе, что всегда подтверждалось.

Вселение дьявола или одержимость

Если в мусульманских странах феномен множественной личности вызывал священный трепет, то у христианских народов он воспринимался как вселение дьявола. Как известно, массовый характер вселения нечистого в Средневековье был значительно преувеличен благодаря активной деятельности инквизиции, которая под пытками заставляла женщин оговаривать себя. Но и в наши дни одержимость также иногда имеет место. Необходимо признать, что возможность оккупации тела человека с временным замещением его личности допускается почти во всех основных конфессиях и в колдовстве.

Так, например, некая американка по имени Джоан Смит в течение 30 лет страдала бесоодержимостью, после чего подверглась обряду экзорцима в католических традициях. Едва священник произнес первые слова заклинания, как одержимая вырвалась из рук дюжих мужчин и, неожиданно взлетев в воздух, пронеслась через церковный зал, прилипнув к стене над дверью, откуда ее с трудом оторвали. После этого церковь начали сотрясать дикие вопли, шумы и голоса, исходящие из стен, а тело женщины ужасно распухло… Несмотря на это, обряд продолжался, завершившись полным изгнанием демона.

Тело человека — «общежитие» для духов

Это один из наиболее известных «классических» случаев раздвоения личности. Имя героини Салли Бьючемп. В ней причудливым образом соединялись четыре личности, которые поочередно завладевали ее телом. Самой вредной из них оказывалась личность по имени Салли, которая открыто называла себя духом и появлялась чаще других. Поскольку эти личности знали о существовании друг друга, то между ними шла постоянная вражда за обладанием телом госпожи Бьючемп. Салли, например, специально подкладывала среди вещей лягушек или пауков, зная, что другая псевдоличность их боится до истерики. Салли просто издевалась, зная, что место ее скоро займет другая личность: она специально уезжала из города поздним вечером, чтобы ее товарка испытывала страх, возвращаясь в свой дом пешком по темным и опасным улицам.

Но рекорд обладания «личностями» в наши дни был достигнут неким Стэнли Маллигеном, у которого было обнаружено целых 24 «человека» — настоящее общежитие духов!

Психические эпидемии

Но не только несколько духовных сущностей подселялись в тело одного человека. Бывало и наоборот, что один и тот же «бес» овладевал телами сразу нескольких субъектов. Причиной этого являлась не зараза, а повсеместное невежество и фанатичная религиозность.
Характерным примером является эпидемия одержимости в обители урсулинок во Франции XVII века, когда настоятельнице монастыря стал по ночам являться призрак дьявола, который постепенно овладевал сознанием монахини с помощью эротических слов и прикосновений. Но, когда аббатиса рассказала это другим сестрам, то те тоже начали испытывать аналогичное воздействие нечистой силы. Постепенно сексуальный экстаз овладел всей женской общиной. В это время тела женщин судорожно изгибались, соприкасаясь пятками с затылком. Они кричали дикими голосами, лаяли как собаки, забирались на дерево как кошки…
Особую ненависть монахини в этом состоянии испытывали к изображению Христа и святых, плевали на них и выкрикивали богохульства. Были вызваны опытные экзорцисты, которые полтора месяца изгоняли дьявола из монахинь…

Самые безумные режиссеры


Они — великие индивидуалисты, последовательные маньяки, которые, презрев все студийные законы, воплощали на экране то, что считали нужным. И неважно, если для этого людей приходилось калечить или заставлять есть собачье дерьмо…
20. Говард Хьюз (Howard Hughes, 1905-1976)

«Не называйте меня психованным параноиком-миллионером. Я, черт возьми, миллиардер!»

Возможно, Говард Хьюз и не был величайшим из всех режиссеров, но он является непревзойденным мастером всего, что касается клинического безумия. Россказни о последних годах его жизни — о том, как обезумевший затворник в пентхаусе лас-вегасского казино, полуголый, с волосами до пояса, мочился в бутылки и выстраивал их вдоль стен — стали легендами. Но, честно сказать, авиатор, нефтяник, кинематографист и мультимиллионер слетел с катушек задолго до этого…
В 1927-м Хьюз посмотрел дебютную картину Уильяма Уэллмана (William A. Wellman) «Крылья» (Wings) («Оскар» за лучший фильм) и почему-то решил, что сможет сделать лучше. Его «Ангелы ада» («Hell’s Angels») были сняты за дикое количество денег.
В «главных ролях» были задействованы 40 самолетов из личного «аэропарка» господина Хьюза, а трюки, выполняемые на площадке, были такими опасными, что три каскадера погибли в ходе съемок. Фильм произвел фурор, но коммерчески даже не отбился. Позже магнат основал студию RKO, и тут-то в полной мере расцвели все его фобии и психозы (смотрите байопик Мартина Скорсезе (Martin Scorsese) «Авиатор» («The Aviator»).
Хотя номинально Хьюз и не был режиссером большинства картин, его влияние чувствуется почти в каждом фильме из тех, что студия производила в 40-50-х. К примеру, «Jet Pilot» 1957 года: Хьюз лично 7 лет шлифовал сцены, в которых была задействована авиация, и только потом выпустил фильм в прокат, хотя он и не являлся режиссером этого фильма.

Апофеоз безумия: когда пилот отказался исполнять опасную фигуру высшего пилотажа в «Ангелах ада», Хьюз сам забрался в самолет. Но не смого вовремя выйти из пике и лихо вмонтировался в землю. Магнат получил многочисленные травмы черепа, позвоночника и почти лишился одного глаза. На следующий день он, как ни в чем не бывало, вернулся на съемочную площадку.

19. Сесил Б. Демилль (Cecil Blount DeMille, 1881-1959)

«Дайте мне две страницы из Библии, и я сниму по ним фильм!»

Если кто-то и служил олицетворением стереотипного образа режиссера-тирана с мегафоном наперевес, то это был Сесил Блаунт ДеМилль. «Вы здесь для того, чтобы доставить мне удовольствие, — заявил он как-то своей съемочной группе. — Все остальное не имеет никакого значения». Однажды, обсуждая со студийным боссом запланированную в фильме батальную сцену, ДеМилль предложил сократить расходы на статистов крайне гуманным способом — зарядить им в орудия настоящие пули.
Режиссер-шоумен обозвал Виктора Матуре (Victor Mature) «жалким трусом», когда тот отказался сражаться с (беззубым) львом на съемках «Самсона и Далилы» («Samson and Delilah»). А с актрисой Полетт Годдард (Paulette Goddard) ДеМилль перестал сотрудничать, когда она, посчитав затею опасной для жизни, не согласилась сниматься в сцене с огнем в «Непобежденный» («Unconquered»).
Впрочем, ДеМилль никогда не просил актеров сделать то, что не смог бы сам. В73-летнем возрасте на съемках «Десяти заповедей» («The Ten Commandments») он вскарабкался на 40-метровую высоту, чтобы проверить, правильно ли стоит камера. Это привело к сердечному приступу, от которого он едва не умер, но неделю спустя ЛеМилль снова был на площадке…
Апофеоз безумия: в одном из своих ранних фильмов режиссер намеревался снять перестрелку настолько реалистично, насколько это возможно. Для этого он решил использовать настоящие пули. Кто-то робко поинтересовался, а не опасно ли это? ДеМилль презрительно фыркнул: «Опасно… Разумеется, это опасно! Но ведь это кино! Мы не имеем права подсовывать зрителю фальшивку. Все должно быть по настоящему».

18. Джон Форд (John Ford, 1894-1973)

«Я не пришел ни на одну из оскаровских церемоний, чтобы забрать три свои статуэтки. В первый раз я отправился на рыбалку, ну а в третий я неожиданно напился…»

Режиссер Фрэнк Капра (Frank Capra) красноречиво охарактеризовал Джона Форда: «Он наполовину тиран, наполовину святой, наполовину сатана, наполовину гений, наполовину ирландец». Форд внушал доверие всем, с кем работал, но при этом неуклонно требовал к себе внимания. Он обращался с актерами, как с родственниками: сегодня он любящий и щедрый глава семьи, завтра — пьяный папаша-самодур.
Он частенько «наказывал» Джона Уэйна (John Wayne), отвешивая ему тумаков под зад. Он довел Генри Фонду (Henry Fonda) до слез гневной тирадой на площадке «Форта Апачей» («Fort Apache») и так нервировал Морин О’Хару (Maureen O’Hara) на съемках «Тихого человека» («The Quiet Man»), что та сломала руку, сильнее положенного треснув Джона Уэйна в сцене драки.
Уэйн считал, что фордовские причуды были направлены исключительно на то, чтобы повысить уровень исполнительского мастерства (10 из его актеров в разные годы были номинированы на «Оскар»). Однако все остальные актеры наверняка согласятся с характеристикой Ли Ван Клифа (Lee Van Cleef): «Джон Форд был законченным ублюдком».
Апофеоз безумия: Генри Фонда, играя главную роль в театральной версии фильма «Мистер Робертс» («Mister Roberts»), указал Форду на ошибки, которые тот допустил при экранизации. Форд позволил себе не согласиться. «Он вскочил со стула и изо всех сил двинул мне по лицу, — рассказывает Фонда. — прямо в челюсть!..»

17. Расс Мейер (Russ Meyer, 1922-2004)

«Если нет дамы с большими сиськами, придется играть в карты…»

Определяющая для всей карьеры Мейера одержимость огромными буферами, вероятнее всего, обусловлена тем, что мать кормила его грудью чуть ли не до первого класса. Учитывая, что фильмы Мейера были исполнены острой социальной сатиры, глубокого филосовского подтекста и оличались революционными методами изображения женской сексуальности, то даже как-то обидно, что помнить его будут именно за нездоровый интерес к грудям. Мейер настоял, чтобы на его надгробном камне высекли: «Король обнаженки — Я был счастлив эти заниматься».
Апофеоз безумия: впервые паталогическая тяга Мейера проявилась, когда в разгар Второй мировой он потерял девственность с грудастой куртизанкой…

16. Джон Уотерс (John Waters, 1946)

«Иногда мне хочется быть женщиной — тогда бы я мог сделать аборт!»

Если бы уровень странности можно было измерить счетчиком, прибор непременно бы зашкаливал на Джоне Уотерсе. Дебютная картина, снятая на подаренную ему к 16-летию камеру, получила феерическое название «Старая ведьма в черной кожаной куртке» («Hag in a Black Leather Jacket»). После того как его исключили из Нью-Йорского университета за курение травки, Уотерс вернулся в родной Балтимор, из друга детства — необъятного трансвестита Дивайна (Divine) — сделал свою штатную музу и принялся писать сценарий, режиссировать и играть роли безумных, артхаусных поп-трэш-феериях.
Апофеоз безумия: Уотерс убедил Дивайна отужинать свежими собачьими экскрементами для фильма «Розовые Фламинго» («Pink Flamingos»).

15. Сэм Пекинпа (Sam Peckinpah, 1925-1984)

«Однажды ночью я оказался в мексиканском публичном доме — была у меня такая приввычка…»

«Я аутсайдер, а быть аутсайдером — значит быть одиночкой», — говорил Сэм Пекинпа. В свое время он снимал неспешные элегии о таких же неприкаянных аутсайдерах, которые не принадлежали своему времени. Этот потомок первопоселенцев всегда жил так, как снимал кино, а снимал кино так, как хотел. Мрачные воспоминания о Второй мировой, на полях сражений которых Пекинпа видел смерть во всей красе, в его фильмах трансформировались в оду насилию, запечатленную в поэтичной замедленной съемке.
«Я просто видел, как в такие моменты время останавливается…» — рассказывал он. Пекинпа отчаянно боролся со студийным диктатом, с продюсерами и со звездами. Например, на съемках «Майора Данди» («Major Dundee») он напал на Чарльтона Хестона (Charlton Heston) с мечом. Все, кто попадался ему на пути, получали взбучку, а выпивка делала Сэма еще несноснее. Врачи предупреждали его: либо он завязывает с бухлом, либо умирает, на что Пекинпа парировал: «Пожалуй, я сделаю выбор в пользу вина».

Апофеоз безумия: пьяная выходка Пекинпы на съемках «Дикой банды» («The Wild Bunch»): чтобы было похоже на то, что лошадь под всадником подстрелили, он хотел по настоящему пустить скотине пулю в круп.

14. Кеннет Энгер (Kenneth Anger, 1927)

«Микки Маус — единственная мышь, которой я интересуюсь. Это такой демонический объект фетиша»

Ходят слухи, что свой жесткий псевдоним («anger» значит «гнев») Энгер придумал, когда ему было 5 лет. Но не советуем этому верить, тем более что король эксперементальных короткометражек всегда конструировал свой собственный миф (даже когда некоторые его составляющие были откровенной ложью, как, например, тот факт, что Энгеру еще в детстве предлагали сыграть роль в экранизации «Сна в летнюю ночь» («A Midsummer Night’s Dream») в 1935-м). Его мини-шедевры мало того что насквозь пропитаны безудержной, замысловатой гомосексуальностью, так в них еще и отчетливо ощущается тяга к унылому окультизму.
Апофеоз безумия: разругался с гитаристом Led Zeppelin Джимми Пейджем (Jimmy Page), который должен был записать саундтрек к «Восходу Люцифера» («Lucifer Rising»), и вместо него обратился к типу по имени Бобби Бусолель (Bobby Beausoleil), верзиле из «семейки» Чарли Мэнсона (Charlie Manson). Бусолель записал саундтрек в тюрьме, где отбывал срок за убийство первой степени.

13. Эдвард Вуд мл. (Edward D. Wood Jr., 1924-1978)

«Если человек совершенствует что-то, чего другие не могут постичь, его всегда считают безумцем…»

Вуд, в 1980 году признанный Худшим режиссеров всех времен и народов, на протяжении всей своей сомнительной карьеры блаженно закрывал глаза на собственные недостатки. «План 9 из открытого космоса» («Plan 9 from Outer Space») до сих пор считается самым восхитительным трэшем, который когда-либо пробивался на большие экраны.

жонни Депп в роли Эдварда Вуда — младшего

Апофеоз безумия: искренне веря, что зритель этого не заметит, он заменил звезду «Плана 9» Белу Лугоши (Bela Lugosi) (который умер посреди съемочного периода) на доктора своей жены.

12. Дэвид Кроненберг (David Cronenberg, 1943)

«В моих фильмах нет никакой морали… Я — канадец!»

Половые паразиты, мутировавшие мухи и человеческие биомашины… Дэвид Кроненберг одержим сексом, смертью и технологическим процессом. Говорят, что Мартин Скорсезе (Martin Scorsese), посмотрев фильмы «Бешеная» («Rabid») и «Судороги» («Shivers»), тут же захотел встретится с режиссером и предложить ему проет-другой. Правда тут совсем не в этом.
Кроненберг, на самом-то деле, миловидный мужчина с приятными манерами, отточенным интелектом и способностью тихонько проливать свет на то, что творится в самых темных уголках человеческого сознания. Безумие тут, скорее, в контрасте: как этот самый благовоспитанный и красноречивый из всех режиссеров может снимать фильмы, исполненные такого нездорового насилия?
Апофеоз безумия: отклонил предложение снять «Лучшего стрелка» («Top Gun»). Было бы забавно, если бы главный герой Мэверик вступал в, хмм, отношения со своим пистолетом…

11. Мишель Гондри (Michel Gondry, 1963)

«Когда я был ребенком, я всегда видел странные сны… Ну и подумал, что на этом вполне можно делать деньги»

Романтические фантазии Гондри во многом основаны на его увлечении темой снов и воспоминаний. Француз годами фиксировал собственные сны, соединяя разрозненные, но яркие образы с событиями в реальной жизни — считается даже, что он просто пошагово экранизирует свои ночные грезы. В фильмах Гондри использует самодельные эффекты, чтобы сконструировать логические мосты между надеждами и тревогами его чудаковатых персонажей.
«Когда дело касается человеческих отношений, так много всего остается невысказанным, — говорит режиссер. Но это не значит, что и эмоции остаются непрочувствованными. В своих фильмах я хочу показать, как люди алогичны и прекрасны, когда они влюблены».

Апофеоз безумия: в память о бывшей подружке сделал себе ожерелье из… ногтей.

10. Дэвид О.Рассел (David O. Russell, 1958)

«Я работал над этим долбаным фильмом целых три года не для того, чтобы какая-то сучка тут орала!»

Рассел приобрел вполне заслуженную репутацию «психованного эгоиста» за счет того, что измывался над восходящей звездой Джорджем Клуни (George Clooney) в фильме «Три короля» («Three Kings»). А уж на съемках экзистенциальной комедии «Взломщики сердец» («I Heart Huckabees») Рассел и вовсе сошел с ума: оголялся на площадке, нахально терся обо всех мужчин и женщин и, что совсем уже ни в какие ворота, прямо в ходе дубля громко требовал изменить реплики. Пика его безбашенность достигла в знаменитом ютьюбовском ролике, где режиссер убедительно обложил матом актрису Лили Томлин (Lily Tomlin).
Апофеоз безумия: взял за жабры Кристофера Нолана (Christopher Nolan), когда узнал, что тот хочет переманить у него Джуда Лоу (Jude Law) (актера, без которого Рассел не представлял себе «Взломщиков сердец») и задействовать того в «Престиже» («The Prestige»).

9. Терри Гиллиам (Terry Gilliam, 1940)

«Спасаете мой фильм?! Да вы убиваете его! Вы берете моего ребенка и спрашиваете: «Ну, что будем отрезать — руку или ногу?»»

Откровенно презирающий голливудскую систему Гиллиам ожесточенно бился со студией Universal за право окончательно смонтировать «Бразилию» («Brazil») и… победил. С «Приключениями барона Мюнхаузена» («The Adventures of Baron Munchausen») ему повезло куда меньше. Сделав вид, что он усвоил урок, Гиллиам пал в объятия братьев Вайнштейнов (Боб Вайнштейн (Bob Weinstein) и Харви Вайнштейн (Harvey Weinstein)) — продюсеров фильма «Братья Гримм» («The Brothers Grimm»). Видимо, поэтому картина и являет собой такое странное зрелище…
Апофеоз безумия: оплатил целую полосу рекламы в журнале Variety, в которой крупными буквами задал законный вопрос: «Дорогой Сид Шейнберг (Sid Sheinberg)… Когда же вы издадите мой фильм «Бразилия»?»

8. Роман Полански (Roman Polanski, 1933)

«Моя мотивация? Моя зарплата!»

Удивительно, что этот самый знаменитый беженец в кинематографе сохранил хотя бы внешние признаки душевного здоровья, после того как его мать умерла в концлагере, а его беременная жена погибла от руки маньяка Чарльза Мэнсона (Charles Manson)…

«Любовь к профессии у меня идет на первом месте, — признается оскароносный режиссер. — На втором же месте желание потрахаться». Это-то его и сгубило. В 1977 он был обвинен в изнасиловании 13-летней девочки, но до того, как приговор был приведен в исполнение, Полански сбежал в Европу. С тех пор он так и не получил разрешение на въезд в США…

Апофеоз безумия: на съемочной площадке «Китайского квартала» («Chinatown») выдрал из головы Фэн Данауэй (Faye Dunaway) «лишний» волосок. «Это был тот самый волос, который сломал спину верблюду», — вспоминает Роберт Эванс (Robert Evans). Данауэй чуть позже сполна отплатила, бросив Полански в лицо кружку с мочой…

7. Дэвид Линч (David Lynch, 1946)

«Человеческий мозг — прекрасное место, но иногда он становится черной дырой»

Комик Мел Брукс (Mel Brooks) когда-то обозвал Линча «Джимми Стюартом (James Stewart) с Марса». На вид он по-мальчишески бодр, эксцентричен и дружелюбен (только посмотрите на эту челку, на эти руки джазового музыканта и на странную манеру носить сразу два галстука).
Но если судить исключительно по фильмам, Линч — психически неустойчивый сомнамбулический фетишист. Режиссер практикует и проповедует трансцендентальную медитацию, однако в большинстве своих фильмов он копает куда глубже, исследуя крайние формы желаний и страхов. Пожалуй, это даже хорошо, что «Дюна» («Dune») получилась такой невразумительной и отпугнула Линча от мейнстрима.
У режиссера есть абсурдная теория, которую он называет «глазом утки»: «Когда работаешь над фильмом, клюв, ноги и туловище вам удается заснять миллион раз, а вот глаз утки — это да, большая проблема». Как и лучшие фильмы Линча, эту теорию понять совершенно невозможно, но и из головы вы ее не выкинете.

Апофеоз безумия: очень хотел, чтобы Лору Дерн (Laura Dern) номинировали на «Оскара», и потому повесил баннер на корову: «Если бы не сыр, не было бы никакой «ВНУТРЕННЕЙ ИМПЕРИИ» («Inland Empire»)!»

6. Кен Рассел (Ken Russell, 1927)

«Я не интересуюсь реальностью… Надоела она мне…»

Рассел — этакий «режиссер-король». Его талант подавляет, а тяжелый нрав заставляет беспрекословно повиноваться. Часто он доводит актеров до того, что они хотят все бросить и свалить в первый же день съемок, потому что вынуждены «пересмотреть заранее сложившееся мнение относительно собственной важности».
Их оставляли голыми в промозглой зимней грязи и забирали только через полдня («Влюбленные женщины» («Women in Love»)), на них натравливали стадо разъяренных носорогов, чтобы снять убедительный план («Другие ипостаси» («Altered States»)), им брили головы и заставляли пить абсент, пока у них не начинались галлюцинации. Рассел так напугал Warner Brothers своим религиозным эпиком «Дьяволы» («The Devils»), что это кино до сих пор отказываются издавать.
Апофеоз безумия: снял короткометражку «Котенок для Гитлера» («A kitten for Hitler»), в которой еврейский мальчик отсылает Гитлеру рождественский подарок и превращается в абажур.

5. Тим Бертон (Tim Burton, 1958)

«Меня всегда занимали те культуры, в которых смерть ценится больше жизни…»

Чудаковатый готический стиль — это не просто артистическая поза. Тим Бертон, похоже, физически не способен снимать простые фильмы: он чуть не утонул, когда однажды попытался влезть в мейнстримовое болото с хиленьким ремейком «Планеты обезьян» («Planet of the Apes»). Со своим мультипликационным видением реальности (на заре карьеры он работал аниматором на студии Disney) Бертон чувствует себя гораздо лучше, когда в своем творчестве ему удается обратиться к чему-то причудливому и сюрреалистичному.
Режиссер долгие годы увлеченно переворачивал с ног на голову традиционные жанры, обращаясь то к пародиям («Большое приключение Пи-Ви» («Pee-wee’s Big Adventure»), «Марс атакует!» («Mars Attacks!»)), то к мрачным и циничным стилизациям хорроров («Сонная лощина» («Sleepy Hollow»), «Суинни Тодд» («Sweeney Todd»)). Но считается, что лучший его фильм на сегодняшний момент — это первая часть тетралогии про Бэтмена («Бэтмен» («Batman»)). Бертон слил воедино дурашливую театральность телешоу 60-х и зловещий психологизм оригинального комикса, и в результате у него получилось самое нешаблонное и значительное «супергеройское кино», которое когда-либо видел Голливуд.

Апофеоз безумия: объединился с Джонни Деппом (Johnny Depp) и снял приторный ремейк «Чарли и шоколадной фабрики» («Charlie and the Chocolate Factory»), в которой из Вилли Вонки сделали этакого фриковатого, кислотного Майкла Джексона (Michael Jackson).

4. Фрэнсис Форд Коппола (Francis Ford Coppola, 1939)

«Создавать произведение искусства, не рискуя? Это все равно что заводить детей, не занимаясь сексом…»

Харизматичный семьянин, самовлюбленный псих и недоделанный гений… Фрэнсис Форд Коппола также является единственным режиссером в этом списке, который с радостью осознает свое безумие (о чем он и объявил во всеуслышание сразу после 16-месячного съемочного периода «Апокалипсиса сегодня» («Apocalypse Now»).
«Мы были в джунглях, нас было много, у нас было немеренно денег и всего остального… Медленно, но верно все мы сходили с ума». До того как снять вьетнамский эпик и основать в Сан-Франциско собственную компанию American Zoetrope, Коппола пробил метафоричную студийную стену и дал дорогу в Голливуд коллегам-вундеркиндам из 70-х.
В 80-х он отошел от мейнстрима и пустился в эксперименты со стилизациями, такими как «От всего сердца» («One from the Heart») и «Бойцовая рыбка» («Rumble Fish»), но аудитория оставалась слишком индифферентной к его изысканиям. Пришлось снимать убого «Джека» («Jack») исключительно ради денег. Копполу рано списывали со счетов: он недавно вернулся с фильмом «Молодость без молодости» («Youth Without Youth»). И все же, в отличие от продукта, который дает его собственное виноградное хозяйтство в долине Напа, про него нельзя сказать, что с годами он становится только лучше.

Апофеоз безумия: свой романтический мюзикл «От всего сердца» Коппола полностью снял в студии, чтобы минимизировать расходы. Но каким-то непостижимым образом бюджет все равно раздулся с 2 до 25 миллионов, что вынудило режиссера объявить о банкротстве.

3. Уильям Фридкин (William Friedkin, 1935)

«Я всегда готов к дискуссиям…»

В свои лучшие годы, еще до фильма «Шлюха» («Jade»), Фридкин был «трудным ребенком» Нового Голливуда и упоенно плевал на студии, на критиков и на всех остальных. Во время съемок «Изгоняющего дьявола» («The Exorcist») он вынимал душу из из актрис Эллен Берстин (Ellen Burstyn) и Линды Блэр (Linda Blair), а Реверенду Уильяму О’Мэйлли (Reverend William O’Malley) легонько двинул в челюсть, чтобы спровоцировать нужную для роли реакцию. Вероятно, Фридкин считал, что постпродакшн-спецэффекты — это все от лукавого, и поэтому спальню Риган совершенно по-настоящему заморозил так, что у всех валил пар изо рта. Эти жестокие методы, впрочем, оказались вполне действенны: «Изгоняющий дьявола» изрядно холодит кровь.
А какой же кошмар снимать с этим человеком погони! Для «Французского связного» («The French Connection») режиссер довольно старомодным способом добыл разрешение на съемки сцены с автомобильно-железнодорожного преследования. «Я просто дал взятку… — вспоминает Фридкин. — Большую часть сцены снимали из машины, которая неслась на скорости 130 км/ч на протяжении 26 кварталов».
Чуть позже ему понадобилось 6 недель, чтобы для фильма «Жить и умереть в Лос-Анджелесе» («To Live and Die in L.A.») снять погоню с машинами, маневрирующими на встречке в плотном потоке. А еще он наехал на гомофобов в «Круизинге» («Cruising»), истории одного убийства с садомазо-душком, которое произошло в нью-йорской гей-тусовке. Сегодня, представьте себе, «Круизинг» воспринимается всерьез. Пожалуй, Фридкин знал, на кого наезжать…

Апофеоз безумия: выстрелил в воздух на съемках «Изгоняющего дьявола», чтобы добиться от Джейсона Миллера (Jason Miller) нужного выражения испуга на лице.

2. Стэнли Кубрик (Stanley Kubrick, 1928-1999)

«Это было прекрасно. Еще один дубль…»

Свято место пусто не бывает, тем более в шоу-бизнесе. Если прятаться от людей, тебе всегда найдется замена. Возможно, это объясняет, как мелкотравчатому гею-аферисту Алану Конуэю (Alan Conway) удавалось целых 10 лет выдавать себя за Кубрика, несмотря на то что он не был похож на режиссера-затворника и не черта не знал о его работах (смотрите «Быть Стэнли Кубриком» («Colour Me Kubrick: A True…ish Story») с Джоном Малковичем (John Malkovich).
Но фантазии Конуэя были совсем не такими впечатляющими, как реальная история последних лет жизни Кубрика, убежденного перфекциониста, который заперся в поместье Чайлдуикбери со своей третьей женой и огромным зверинцем из собак, кошек и кроликов, превратившись в хертфордширский вариант Говарда Хьюза (Howard Hughes).

Время от времени Кубрик выбирался из своего убежища — несколько раз в год ездил в Лондон к своему дантисту. Ну а во время съемочного периода он приезжал на одну из близлежащих студий (Pinewood или Elstree) и спокойно, без суеты заставлял своих актеров бесконечное количество раз играть каждый дубль. «Сколько можно повторять одно и тоже?» — не выдержал однажды Сидни Поллак (Sydney Pollack), готовясь к очередному дублю сцены, которую он исполнял с Томом Крузом (Tom Cruise) на съемках фильма «С широко закрытыми глазами» («Eyes Wide Shut»). «Пока не сыграете хорошо», — ответил режиссер.

«Чего же вы еще хотите, мистер Кубрик?!» — чуть ли не в слезах вопрошал Скэтмен Кроверс (Scatman Crothers) на съемках «Сияния» («The Shining»), где за весь день, в которой снималась только одна сцена, он получил топором в грудь от Джека Николсона (Jack Nicholson) раз эдак 40. Зато Мэтью Модайн (Matthew Modine) давал выход своим негативным эмоциям в дневнике, который вел во время съемок «Цельнометаллической оболочки» («Full Metal Jacket») («Так долго работать над одной сценой без какого-либо видимого прогресса — это определенно деморализует»). Неудивительно, что у Тома Круза открылась язва…
«Дело в том, что Кубрик был «бунтарем с причиной». У него была система, — объясняет сценарист фильма «С широко закрытыми глазами» Фредерик Рафаэль (Frederic Raphael). — Голливуд ждал от него совсем другого, а то, что делал Стэнли, было дерзким и смелым». Удачная сделка с Warner Brothers обеспечила Кубрику полную творческую свободу, 40% прибыли от всех фильмов и власть, достаточную для того, чтобы построить кусочек Вьетнама в восточном Лондоне или запретить прокат «Заводного апельсина» («A Clockwork Orange») в Британии, его второй родине.

Кто теперь сравнится с ним по части одержимости? Возможно, Дэвид Финчер (David Fincher), но даже режиссер «Бойцовского клуба» («Fight Club») и тот едва ли решился бы творить со своими актерами то, на что жаловался Малкольм Макдауэлл (Malcolm McDowell) (смотрите ниже). Однако Каплан убежден, что цель оправдывала средства. «Фильмы Кубрика полностью отражали его внутренний мир, — улыбается он. — Работая со Стэнли, вы неизменно получаете неоценимый опыт…»

Апофеоз безумия: ему плевали в лицо, били по ребрам и чуть не утопили в холодной мясной похлебке — Малкольм Макдауэлл определенно пострадал за искусство на съемках «Заводного апельсина». Однако ничто не сравнится со знаменитой человеконенавистнической сценой, в которой актера заставляли «не моргать» и зажимали ресницы устрашающими металлическими конструкциями… Исцарапанные роговицы, пятно над левым глазом… А что же Кубрик? «Давай еще несколько дублей. Будем снимать справа, так что не беспокойся о левом глазе…»

1. Вернер Херцог (Werner Herzog, 1942)

«Я вижу несуществующие планеты и ландшафты, которые бывают только в мечтах…»

Вернер Херцог называет себя» солдатом кино». За сорок пять лет карьеры он успел повоевать во всех уголках света, в самых природных природных условиях: в джунглях, на вулканах, ледниках, нос к носу с медведями гризли и с Клаусом Кински (Klaus Kinski)…

В своих фильмах Херцог ищет истину, выходит за пределы голых фактов, спускается в мир, где реальное кажется нереальным, а нереальное — реальным. Лидер новой волны немецкого кино семидесятых, Херцог как-то сказал, что действие его документального фильма «Паломничество» («Pilgrimage») разворачивается разворачивается «на планете, которую можно лишь заподозрить в том, что она — наша».
В жизни Херцог много путешествовал: в тридцать два года он пешком прошел от Мюнхена до Парижа, чтобы навестить больного друга. «Я старался идти по самому прямому пути», — объяснил он.

Как и все великие сумасшедшие режиссеры, Херцог искал актеров себе по стать. Клаус Кински был его «лучшим недругом» — самовлюбленный, вечно что-то бормочющий маньяк с выпученными глазами. Отношения между Кински и Херцогом были подчеркнуто уважительными…
Не считая, конечно, тех моментов, когда они угрожали друг друга убить. В фильме «Каждый за себя, а Бог против всех» («Jeder f
Херцог редко отправляет актеров в ад без сопровождения. Бэйл для роли военнопленного похудел на 25 кг, а сам режиссер похудел на 13 — из солидарности. Съемки в Таиланде были очень непростыми. «Половина съемочной группы просто сбежала!» — смеется Бэйл. «Спасительный рассвет» надо было снимать в джунглях, в юго-восточной Азии, — говорит Херцог. — Физически это был самый выматывающий фильм. Более трудный, чем «Агирре».

Неплохо для 67-летнего человека! И если вы спрашиваете себя, осталось ли на нашей планете место, до которого еще не добрался Херцог, вас не должно удивить известие о том, что свой новый документальный фильм он снял на Южном полюсе («Встречи на краю света» («Encounters at the End of the World»)). «Это кино не про пушистых пингвинов! Нет, пингвины там, конечно, есть, но меня волнуют вопросы безумия и проституции в сердце…»

Для главного «солдата» авторского сюрреалистического кино путешествие продолжается. Бэйл был прав. Хотите посмотреть на край света? Лучшего гида, чем Херцог, вам не найти.

Апофеоз безумия: когда Клаус Кински решил уйти с площадки на съемках «Агирре», Херцог выхватил пистолет: «Я сказал, что убью его, если он уйдет с площадки… Сказал, что у меня в обойме девять пуль, восемь из которых я всажу в него, а последнюю — в себя. Он понял, что я не шучу». Позже Херцог добавил: «Фильм был гораздо важнее наших с ним жизней…»

Меч Мурамаса


ДВА ВЕЛИКИХ МАСТЕРА

В истории создания японских мечей навсегда остались имена двух выдающихся оружейников:Масамунэ и Мурамаса. Кто-то говорит, что они были братьями, кто-то — что друзьями, кто-то — что Учителем и Учеником. Как бы то ни было, мечи этих мастеров отличает то, что у них есть свой собственный характер. И они отражают две возможных испостаси меча — меч разящий и меч, предотвращающий столкновение.

Масамунэ называли Белым мастером. Он был монахом и владел множеством секретов по изготовлению мечей. Говорят, меч Масамунэ обладал такой силой, что его владельцу даже не было необходимости вынимать его из ножен — уже сама сила, вложенная в него мастером, даровала победу.

Масамунэ создал школу ковки меча, его ученики также стали великими мастерами. Но один из его учеников использовал полученные знания и мастерство для того, чтобы создавать мечи, несущие смерть. Имя этого ученика — Мурамаса.

Мурамаса, согласно преданиям, совершал суровые аскезы и обладал мистической силой, которая позволяла ему заковывать в свои мечи заклинания и воинствующих духов. Считалось, что меч Мурамаса, который вынули из ножен, требует крови и несет смерть.

По легенде, Мурамаса был не согласен с политикой Токугавы, который стремился завладеть властью над всей Японией, поэтому вкладывал в свои мечи проклятия для всей семьи Токугавы.
Согласно преданиям, когда меч Масамунэ и меч Мурамаса воткнули в дно ручья, то опавшие листья, которые плыли по течению, огибали первый меч. А меч Мурамаса разрезал их надвое. Таким образом была явлена природа этих клинков: клинка, сохраняющего жизнь, и клинка, несущего смерть.

МИСТИКА МЕЧА

На самом деле Мурамаса — это целая династия оружейников. Согласно общепринятой версии, первым в этой семье великих мастеров был Сэнго Мурамаса, который работал в поздний период эпози Муромати (около 1460 года). Он получил духовное имя Нюдо Мёдаи, но подписывался всегда светским именем — оно состояло из двух иероглифов, которые вы можете увидеть на хвостовике меча на следующей фотографии.

Вторым в династии бы его сын, которого также звали Сэнго и он подписывался точно такими же двумя иероглифами — Сэнго Мурамаса. Его сын также стал оружейных дел мастром, а подписывался как Мэису Кувана дзю Мурамаса.

Историки до сих пор теряются в догадках — сколько же на самом деле поколений было в этой династии. Дело в том, что мастера Муромаса не утруждали себя проставлением дат, и до наших дней дошел всего один меч с датой.
Судя по всему, это меч второго Мурамаса. Однако, если это на самом деле так, первый Мурамаса никак не мог жить в то же время, что и его предполагаемый учитель Масамунэ. Между тем, большинство старинных книг и хроник настаивают на том, что между двумя этими величайшими мастерами существует преемственность.

Исходя из этого факта историки сделали предположение, что в династии было еще одно поколение — четвертое — о котором не осталось никаких упоминаний в летописях.

На самом деле Мурамаса — это целая династия оружейников. Согласно общепринятой версии, первым в этой семье великих мастеров был Сэнго Мурамаса, который работал в поздний период эпози Муромати (около 1460 года). Он получил духовное имя Нюдо Мёдаи, но подписывался всегда светским именем — оно состояло из двух иероглифов, которые вы можете увидеть на хвостовике меча на следующей фотографии.

Вторым в династии бы его сын, которого также звали Сэнго и он подписывался точно такими же двумя иероглифами — Сэнго Мурамаса. Его сын также стал оружейных дел мастром, а подписывался как Мэису Кувана дзю Мурамаса.

Историки до сих пор теряются в догадках — сколько же на самом деле поколений было в этой династии. Дело в том, что мастера Муромаса не утруждали себя проставлением дат, и до наших дней дошел всего один меч с датой. Судя по всему, это меч второго Мурамаса. Однако, если это на самом деле так, первый Мурамаса никак не мог жить в то же время, что и его предполагаемый учитель Масамунэ. Между тем, большинство старинных книг и хроник настаивают на том, что между двумя этими величайшими мастерами существует преемственность.

Исходя из этого факта историки сделали предположение, что в династии было еще одно поколение — четвертое — о котором не осталось никаких упоминаний в летописях.

Накайима Хисатае написал короткое стихотворение, посвященное мастерам Мурамаса:
Заключен ли в них злой дух или нет,
Этого мне знать не дано.
Но в реальности
Мечи Мурамаса – большая редкость,
Это я знаю точно

ХАРАКТЕРИСТИКИ МЕЧЕЙ МУРАМАСА

В книгах по оружейному искусству, которые были написаны много позже после жизни Мурамаса утверждается, что их мечи больше похожи на традицию Мино, а не Масамунэ. Но по сути, мечи сочетают в себе характеристики и той, и другой традиции.

Мечи всех троих (или четверых) мастеров обладали следующими характеристиками:
— Лезвия были следующих форм:катана, вакидзаси, танто, несколько тати и совсем мало яри (копье). В целом по форме они соответствовали лезвиям Мино, за исключением того, что клинок был более широким и тонким, линия синоги размещалась выше, острие длиннее.
— Текстура поверхности — итамэ-масамэ (прямая слоистость).
— Цвет поверхности — чистый темно-синий с ниэ (относительно крупнозернистые зеркально-подобные частицы мартенситы на линии закалки).

— Линии закалки волнистые или по форме напоминающие голову божества Дзидзо.
— Гравировка на клинке встречается редко, чаще бывают желобки.
— Хвостовик формы «живот рыбы».

— Хамон с поверхностью нанако (поверхность в виде «икры рыбы»), в которой гранулы расположены диагональными линиями с образованием ромбиков, или нотарэ — волнистая линия, смешанная с хако (неровная линия с «коробочками»), многие с укрупнением к рукояти. Основание линий часто продолжается до края, иногда с аси (тонкие секторы мягкой стали на клинке, идущие до самой режущей кромки лезвия). Цвет якибы (закаленной части клинка) чистый кристалльный белый с голубоватым оттенком.

Читать далее

Наталья Николаевна Пушкина-Ланская


Летом 1812-го, когда наполеоновские войска шли по западной России к Москве, многие дворяне бежали от войны в восточные земли. Так калужский помещик Николай Гончаров оказался в Тамбовской губернии, где в селе Кариан, имении братьев Загряжских, близких родственников по линии жены, у него на следующий день после Бородинского сражения родилась дочь Наталья.

От кого Наталья Николаевна Пушкина, первая красавица своего времени, унаследовала необычайную и грустную, немного холодную свою красоту? Семейное предание гласит, что замечательно хороша была ее бабка Ульрика Поссе, женщина, имевшая поразительную внешность и поразительную судьбу…