Клады на землях войска низового запорожского

Старый солевозный чумацкий шлях, идущий от Никополя на юг, к Перекопу, тянется по бескрайним степям Таврии. И повсюду, аж до самого Мелитополя и далее, раскиданы по степи высокие, издалека видные «могылы» — курганы, оставленные неведомыми древними народами и таящие, по преданию, несметные сокровища. Что за народ оставил эти курганы в степи? Бывалые люди рассказывали всякое. Неспешно плетутся по пыльной дороге волы, поскрипывает подвешенное к задку воза ведерко с дегтем для смазки колес, неторопливо льется рассказ о минувших временах…
«Спочатку на цiй землi, де ми живемо, жилы турки, це була турещiна. Турки були сильнi багачi. Як народа в рускому царствi стало багато, то тодi стали зганяти туркiв з своей землi. Як покорили туркiв, тодi вони — де худобу дiвати? Везти нельзя, та й почали iї ховати в землю. Драли шкуру з коней и зашивали в неї грошi, насипали бочонки золота и закопували в землю, або опускали в воду. Вони ховали в землю opyдie, рiзнi ружья, пiцталети, пушки, щоб руськi не воспользовалiсь цим добром. Вони ховали его куда попавши: в землю, в воду, в пiсок. Як зариваїть фошi, або як пускають у воду, то заклинають їх: «будь ви трижди прокляті, проклятi, проклятi! Хто цi грошi вiзьме, той i сам проклятий, тому голова долой!» В степу под Екатеринославом однажди викопали чоловiчiй шкелет, а в йому вiсiмнадцать мiдних стрiлок. Стрiлки тi були мiж кiстками. От цiми мiдними стрiлками i воевали турки».
А на другом возу другой бывалый человек рассказывает молодым чумакам другую историю: «Годів пятьсот тому назад була Україна, саме де ми теперь живем. В тiй Україні жили козаки; хатами у їх були могили. Як стала Pociя размножаитьця и притисняти козаків, то вони взяли і пішли геть, хто куди попав. У їх багато було грошей, так шо їм неможно і понести з собою, то вони взяли и позакопували їх в землю скрізь по могилах. Одні з них думали прийти в мирне время и одкопати свої фоші, другі закопували з заклятями на віки, шоб ніхто їх и не викопав, а хоть и викопа, все рівно ними не поживе, умре; а іншш закопували на стіко-то годів, і як пройдуть ті годи, то гроші самі вийдуть із землі у різних видах. А закопування в землю кладів супровожалось от яким образом: як здумає який-небудь козак закопати у землю клад, то зараз казав о тім своїм сусідам, шоб вони йшли до його заривати клад. Сусіди прийдуть до його; він зараз починає копати яму, і як викопає яму, то в неї кладуть зараз дошку, на тій досці написана крейдою заклята молитва; на дошку кладуть клад та й загортають землею, а хазяїн клада в тей час три рази обходе кругом закопуючих клад».

Нет, ну вы скажите — у кого от таких рассказов руки не зачешутся взять лопату и попытать счастья в «могыле»? И перевидали старинные курганы таких искателей счастья тьмы и тьмы…

…Около двух тысяч лет назад верстах в двадцати от нынешнего Никополя был погребен скифский царь. С ним, по обычаю, зарыли жену, рабов, лошадей и имущество, а над могилой насыпали высокий курган, столетия спустя получивший название Чертомлыцкого. Вскоре после похорон в курган, прорыв подземный ход, проникли грабители. Едва они подступились к царским сокровищам, как обвалилась земля, и грабители вынуждены были бежать, оставив одного своего товарища под завалом. А в 1863 году археолог и историк И.Е. Забелин, раскапывая Чертомлыцкий курган, натолкнулся на следы этой древней трагедии. Он обнаружил следы грабительских подкопов, скелеты царя, царицы и челяди. Под грудой обвалившейся земли стояло ведерко с собранными грабителями золотыми украшениями, а рядом лежал скелет неудачливого грабителя, двадцать веков пролежавший на месте преступления. За два тысячелетия в причерноморских степях сменилось множество народов,

оставивших после себя высокие курганы с каменными идолами на вершинах. И два тысячелетия в этих курганах рылись кладоискатели, соблазненные «даровым» золотом мертвецов…

Но самая главная легенда края — это Запорожская Сечь и клады запорожских казаков

О том, что в Запорожской Сечи скапливалось немало сокровищ, по преимуществу, добычи, отбитой у турок и татар, имеется множество свидетельств. Часть добычи шла на формирование «Войсковой Скарбницы» — казны войска Запорожского, а другая часть делилась «товариществом». Французский военный инженер, находившийся на польской службе, Гийом Левассер де Боплан, жил на Украине в 1630—1640-х годах. Он писал, что «каждый казак имеет на островах свой тайный уголок». Возвратясь с победой над турками, «они делят в Скарбнице добычу и все, что ни получат, скрывают под водой, исключая вещи, повреждаемые оною». По свидетельству Гийома Левассера де Боплана, казаки «скрывают под водой не только пушки, отбиваемые у турков, но и деньги, которые берут только в случае необходимости». Если казак возвращался из очередного похода, то брал спрятанное назад. А если погиб в бою — клад так и оставался в земле.

Запорожская Сечь была ликвидирована в 1775 году, а казаков насильно переселили на Кубань. Есть свидетельства, что во время разгрома Сечи у многих казаков «була така думка, шо як помрет «Потемка» (то есть князь Потемкин-Таврический), то вони вернуться назад». Поэтому, покидая Сечь, многие запорожцы «нічого не брали з собою, а ховали добро — хто в землю, хто в скелю, а інчі в Дніпро». Тогда же, по преданию, где-то в районе города Никополя или в его окрестностях была спрятана «Войсковая Скарбница» запорожцев. Еще в конце XIX века были живы многочисленные свидетели, которые помнили от своих родителей приметы запорожских кладов.

По преданиям, особенно изобиловал запорожскими кладами Великий Луг. В многочисленных балках и «могылах» Великого Луга практически ежегодно находили выносимые вешними водами «старинні мідні и срібні гроші». Одна из речек Великого Луга, впадающая в Днепр, даже носила название Скарбной (то есть «Кладовой» — от украинского «скарб» — «клад, сокровище»). Предание рассказывает, что возле ее устья, «біля Скарбной, де стара Січ, есть стрілиця, а в тій стрілиці схована вся запорозька казна». О том, что река Скарбная была освоена запорожцами, подтверждается реальными находками — еще в прошлом веке в устье реки были найдены две затопленных запорожских «чайки».

В окрестностях Сечи, по берегам Днепра, было разбросано множество старинных запорожских кладбищ. Многие из них постепенно распахивались, занимались под огороды или использовались под другие хозяйственные нужды, и нередко случалось так, что посреди огорода или крестьянского двора возвышались старинный каменный крест или надгробная плита.

Несколько таких могил запорожцев находились в деревне Капуловка на реке Чертомлык. В одной из них был погребен знаменитый кошевой атаман Запорожского войска И.Д. Сирко (умер в 1680 году). После смерти Богдана Хмельницкого Иван Сирко в течение двадцати лет был кошевым атаманом запорожцев. Это он подписал знаменитый «Ответ турецкому султану»: «Ты — шайтан турецький, проклятого чорта брат i товарищ i самого люципера секретарь!… Свиняча морда, кобиляча срака, рiзницька собака, нехрещений лоб, хай би взяв тебе чорт! Отак тобi казаки відказали, плюгавче! Кошовий отаман iван Сiрко зо всiм кошом запорiзьским».
Иван Дмитриевич Сирко был погребен «знаменито, 2 августа, со многою арматною и мушкетною стрельбою и с великою от всего низового войска жалостью». А с могилой этого кошевого атамана связана история о «седле атамана Сирко».

…Крестьянин Прусенко, житель Капуливки, копал яму под столб. Вдруг в земле что-то блеснуло. Копнув еще несколько раз, крестьянин наткнулся на лошадиный костяк, на котором лежало полуистлевшее седло, украшенное блестящими «гайками». Набрав целый «подситок» странных «гаек», Прусенко принялся их разглядывать: «Что оно такое? Блестит, точно золото, но золото ли? Дай-ка пойду в Никополь к корчмарю Оське — он должен знать, что оно такое, золото или медь».

Ссыпав «гайки» в старый рукав от женского платья, Прусенко отправился в Никополь. Корчмарь Оська, повертев в руках предъявленную ему «гайку», попробовал ее на зуб, и, внимательно изучив, спросил:

— А много ты нашел таких штучек?

— Да целый рукав!

— Давай-ка их все сюда, я сейчас схожу к Ицыку, он точно скажет, золото это или медь. А ты пока посиди в корчме вместо меня за стойкой, а если кто зайдет — отпусти ему горилки.

Прусенко охотно перебрался за стойку и, как только Оська вышел из корчмы, немедленно нализался. Пропьянствовав беспробудно три дня, он, наконец, очнулся и вспомнил про Оську. Пошел к Ицыку:

— Был у тебя Оська?

— Давно уж не было. Да ведь он ко мне почти не заходит — мы и знакомы с ним едва-едва.

Оська исчез вместе с «гайками» (несколько лет спустя, говорят, его видели в Одессе). Тут только до мужика стало кое-что доходить. Но ищи ветра в поле! Отправился Прусенко к себе в село. Дома у него оставалось еще две «гайки», и он решил показать их управляющему экономией в селе Покровском.

— Да это же чистейшее золото! — воскликнул управляющий. — Хочешь, дам тебе за эти две штучки пару самых лучших в экономии волов?

— Эх! — с досадой крякнул мужик и поскреб затылок..

Клады на землях войска низового запорожского: 2 комментария

  1. Данный материал является ПЛАГИАТОМ.
    Он украден у меня, и размещен на данном сайте без упоминания авторства и без моего согласия.
    Ув. господа!
    Не хорошо размещать у себя КРАДЕНОЕ, вы ведь надеюсь не БАРЫГИ?

    • Извините, не знал. Нашел в инете. Если дадите, я размещу ссылку на первоисточник. но если хотите я просто удалю пост.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s