Доспехи и Оружие Древней Руси


Этим оружием русские воины владели хорошо и под командой храбрых военачальников не раз одерживали победы над противником.
За 800 лет славянские племена в борьбе с многочисленными народами Европы и Азии и с могущественной Римской империей — Западной и Восточной, а затем с Хазарским каганатом и франками отстояли свою независимость и объединились. В этой многовековой борьбе складывалась военная организация славян, возникло и развивалось их военное искусство, которое оказывало влияние на состояние войск соседних народов и государств. Император Маврикий, например, рекомендовал византийской армии широко пользоваться методами ведения войны, применяемыми славянами…
Кистень — это короткий ременный кнут с подвешенным на конце железным шаром. Иногда к шару приделывали еще шипы. Кистенем наносили страшные удары. При минимальном усилии эффект был ошеломляющий. Кстати, слово «ошеломить» раньше означало «сильно стукнуть по вражьей черепушке»
Головка шестопера состояла из металлических пластин — «перьев» (отсюда и его название). Шестопер, распространенный главным образом в XV—XVII веках, мог служить знаком власти военачальников, оставаясь в то же время серьезным оружием.
И булава, и шестопер свое происхождение ведут от палицы — массивной дубины с утолщенным концом, обычно окованным железом или утыканным большими железными гвоздями, — которая также долгое время была на вооружении русских воинов.
Очень распространенным рубящим оружием в древнерусском войске был топор, которым пользовались и князья, и княжеские дружинники, и ополченцы, как пешие, так и конные. Впрочем, существовало и различие: пешие чаще пользовались большими топорами, конные же — топорками, то есть короткими топорами. И у тех и у других топор надевался на деревянное топорище с металлическим наконечником. Задняя плоская часть топора называлась обухом, а топорка — обушком. Лезвия топоров были трапециевидной формы.
Большой широкий топор назывался бердыш. Его лезвие — железко — было длинным и насаживалось на длинное же топорище, которое на нижнем конце имело железную оковку, или вток. Бердыши применялись только пехотинцами. В XVI веке бердыши широко использовались в стрелецком войске.
Позднее в русском войске появились алебарды — видоизмененные топоры различной формы, оканчивавшиеся копьем. Лезвие насаживалось на длинное древко (топорище) и часто украшалось позолотой или чеканкой.
Разновидность металлического молота, заостренного со стороны обуха, называлась чекан или клевец. Чекан насаживался на топорище с наконечником. Были чеканы с вывинчивавшимся, скрытым кинжалом. Чекан служил не только оружием, он был отличительной принадлежностью военачальников.
Колющее оружие — копья и рогатины — в составе вооружения древнерусских войск имело не меньшее значение, чем меч. Копья и рогатины часто решали успех боя, как это было в битве 1378 года на реке Воже в Рязанской земле, где московские конные полки одновременным ударом «на копьях» с трех сторон опрокинули монгольское войско и разгромили его. Наконечники копий были прекрасно приспособлены для пробивания брони. Для этого они делались узкими, массивными и вытянутыми, обычно четырехгранными.
Наконечники, ромбовидные, лавроволистные или широкие клиновидные, могли использоваться против врага,в места не защищенные доспехами. Двухметровое копье с таким наконечником наносило опасные рваные раны и вызывало быструю гибель противника или его коня.
Копье состояло из древка и лезвия со специальной втулкой, которая насаживалась на древко. В Древней Руси древки называли оскепище(охотничье) или ратовище(боевое). Делали их из дуба, березы или клена, иногда с применением металла. Лезвие (наконечник копья) называлось пером, а его втулка называлась вток. Оно чаще было цельностальное, однако применялись и технологии сварки из железных и стальных полос, а также цельножелезные.
Рогатины имели наконечник в виде лаврового листа шириной 5—6,5 сантиметра и длиной до 60 сантиметров. Чтобы ратнику было легче держать оружие, к древку рогатины приделывалось по два-три металлических сучка.
Разновидностью рогатины являлась совня (совна), имевшая кривую полосу с одним лезвием, слегка изогнутым на конце, которое насаживалось на длинное древко.
В Новгородской первой летописи записано, как разбитое войско «…побегоша на лес, пометавше оружие, и щиты, и совни, и все от себе».
Сулицей называлось метательное копье с легким и тонким древком длиной до 1,5 метра. Наконечники сулиц черешковые и втульчатые.
Древнерусские воины защищались от холодного и метательного оружия с помощью щитов. Даже слова «щит» и «защита» — однокоренные. Щиты использовались с древнейших времён и вплоть до распространения огнестрельного оружия. Вначале именно щиты служили единственным средством защиты в бою, кольчуги и шлемы появились позже. Самые ранние письменные свидетельства о славянских щитах найдены в византийских рукописях VI в.
По определению выродившихся римлян: «Каждый мужчина вооружен двумя небольшими копьями, а некоторые из них и щитами, крепкими, но труднопереносимыми».

Оригинальной чертой конструкции тяжелых щитов этого периода были иногда проделывавшиеся в их верхней части амбразуры — окошки для обзора. В раннем средневековье ополченцы часто не имели шлемов, поэтому предпочитали скрываться за щитом «с головой».

Согласно легендам, берсерки в боевом неистовстве грызли свои щиты. Сообщения о таком их обычае, скорее всего, вымысел. Но о том, что именно легло в его основу, догадаться нетрудно.
В средние века сильные воины предпочитали не оковывать свой щит железом сверху. Топор все равно не сломался бы от удара о стальную полосу, зато в дереве он мог застрять. Понятно, что щит-топороуловитель должен был быть очень прочным и тяжелым. И его верхняя кромка выглядела «изгрызенной».
Другой оригинальной стороной взаимоотношений берсерков со своими щитами являлось то, что иного оружия у «воинов в медвежьих шкурах» нередко не имелось. Берсерк мог сражаться с одним только щитом, нанося удары его краями или просто повергая врагов наземь. Такой стиль боя был известен еще в Риме.
Наиболее ранние находки элементов щитов относятся к Х веку. Конечно, сохранились лишь металлические части – умбоны (железная полусфера в центре щита, служившая для отражения удара) и оковки (крепёж по краю щита) – но по ним удалось восстановить облик щита в целом. По реконструкциям археологов, щиты VIII — X веков имели круглую форму. Позднее появились миндалевидные щиты, а с XIII века известны и щиты треугольной формы.
Древнерусский круглый щит имеет скандинавское происхождение. Это позволяет использовать для реконструкции древнерусского щита материалы скандинавских могильников, например, шведского могильника Бирка. Только там найдены остатки 68 щитов. Они имели круглую форму и диаметр до 95 см. В трех образцах было возможным определение породы дерева поля щита – это клен, пихта и тис.
Также установили породу и для некоторых деревянных рукоятей – это можжевельник, ольха, тополь. В некоторых случаях были найдены металлические рукояти из железа с бронзовыми накладками. Подобная накладка была найдена и на нашей территории — в Старой Ладоге, сейчас она хранится в частной коллекции. Также, среди останков как древнерусских, так и скандинавских щитов, были найдены кольца и скобы для ременного крепления щита на плече.
Шлемы (или шеломы) являются видом боевого наголовья. На Руси первые шлемы появились в IX – X вв. В это время они получили свое распространение в Передней Азии и в Киевской Руси, однако в Западной Европе являлись редкостью. Появившиеся позднее в Западной Европе шлемы были более низкими и скроенными по голове в отличие от конических шлемов древнерусских воинов. Кстати, коническая форма давала большие преимущества, так как высокий конический кончик не давал нанести прямого удара, что важно в районах конно-сабельного боя.
Шлем «норманнскког типа»
Шлемы, найденные в захоронениях IX – X вв. имеют несколько типов. Так один из шлемов из Гнездовских курганов (Смоленщина) был полусферической формы, стянутый по бокам и по гребню (ото лба к затылку) железными полосками. Другой шлем из тех же захоронений имел типично азиатскую форму – из четырех склепанных треугольных частей. Швы прикрывались железными полосами. Присутствовали навершие и нижний обод.
Коническая форма шлема пришла к нам из Азии и называется «норманнским типом». Но вскоре она была вытеснена «черниговским типом». Он отличается большей шаровидностью – имеет сфероконическую форму. Сверху присутствуют навершия с втулками для плюмажей. Посередине они укреплены накладками с шипами.
Шлем «черниговского типа»
По древнерусским понятиям, собственно боевое одеяние, без шлема, и называлось доспехами; позднее этим словом стало называться все защитное снаряжение воина. Кольчуге долгое время принадлежало бесспорное первенство. Она использовалась на протяжении X—XVII веков.
Кроме кольчуг на Руси была принята, но до XIII века не преобладала защитная одежда из пластин. Пластинчатые брони существовали на Руси с IX по XV век, чешуйчатые — с XI по XVII век. Последний вид доспехов отличался особой эластичностью. В XIII веке распространяется ряд таких усиливающих защиту тела деталей, как поножи, наколенники, нагрудные бляхи (Зерцало), наручни.
Для усиления кольчуги или панциря в XVI—XVII веках в России применялись дополнительные доспехи, которые надевались поверх брони. Эти доспехи именовались зерцалами. Они состояли в большинстве случаев из четырех крупных пластин — передней, задней и двух боковых. Пластины, вес которых редко превышал 2 килограмма, соединялись между собой и скреплялись на плечах и боках ремнями с пряжками (наплечниками и нарамниками).
Зерцало, отшлифованное и начищенное до зеркального блеска (отсюда и название доспехов), часто покрытое позолотой, украшенное гравировкой и чеканкой, в XVII веке чаще всего имело уже чисто декоративный характер.
В XVI веке на Руси получают широкое распространение кольчатый панцирь и нагрудные доспехи из соединенных вместе колец и пластин, расположенных наподобие рыбьей чешуи. Такие доспехи называли бахтерец. Собирался бахтерец из расположенных вертикальными рядами продолговатых пластин, соединенных кольцами с коротких боковых сторон. Боковые и плечевые разрезы соединялись с помощью ремней и пряжек. К бахтерцу наращивали кольчужный подол, а иногда — ворот и рукава.
Средний вес таких доспехов достигал 10—12 килограммов. В это же время щит, утратив свое боевое значение, становится парадно-церемониальным предметом. Это относилось и к тарчу — щиту, навершие которого представляло собой металлическую руку с клинком. Такой щит применялся при обороне крепостей, но встречался крайне редко.
Бахтерец и щит-тарч с металлической «рукой»
В IX—X веках шлемы делались из нескольких металлических пластин, соединявшихся между собой заклепками. После сборки шлем украшался серебряными, золотыми и железными накладками с орнаментом, надписями или изображениями. В те времена был распространен плавно изогнутый, вытянутый кверху шлем со стержнем наверху. Шлемов такой формы Западная Европа не знала совершенно, но они были широко распространены как в Передней Азии, так и на Руси.
В XI—XIII веках на Руси были распространены шлемы куполообразной и сфероконической формы. Наверху шлемы часто оканчивались втулкой, которая иногда снабжалась флажком — яловцом. В раннее время шлемы делались из нескольких (двух или четырех) частей, склепанных между собой. Бывали шлемы и из одного куска металла.
Необходимость усиления защитных свойств шлема привела к появлению крутобоких куполовидных шлемов с носом или маской-личиной (забралом). Шею воина укрывала сетка-бармица, сделанная из тех же колец, что и кольчуга. Она прикреплялась к шлему сзади и с боков. У знатных воинов шлемы отделывались серебром, а иногда были целиком позолоченные.
Наиболее раннее появление на Руси наголовий с круговой кольчужной бармицей, привешенной к венцу шлема, а спереди пришнурованной к нижнему краю стальной полумаски, можно предполагать не позднее 10 столетия.
В конце XII — начале XIII века в связи с общеевропейской тенденцией к утяжелению оборонительных доспехов на Руси появляются шлемы, снабженные маской-личиной, защищавшей лицо воина как от рубящих, так и от колющих ударов. Маски-личины снабжались прорезями для глаз и носовыми отверстиями и закрывали лицо либо наполовину (полумаска), либо целиком.
Шлем с личиной надевался на подшлемник и носился с бармицей. Маски-личины, помимо своего прямого назначения — защитить лицо воина, должны были своим видом еще и устрашить противника. Вместо прямого меча с появилась сабля — изогнутый меч. Сабля очень удобна для боевой рубки. В искусных руках сабля страшное оружие.
Около 1380 года на Руси появилось огнестрельное оружие. Однако традиционное холодное оружие ближнего и дальнего боя сохранило свое значение. Пики, рогатины, булавы, кистени, шес-топеры, шлемы, панцири, круглые щиты в течение 200 лет практически без существенных изменений были на вооружении, и даже с появлением огнестрельного оружия.
С XII века начинается постепенное утяжеление вооружения как всадника, так и пехотинца. Появляются массивная длинная сабля, тяжелый меч с длинным перекрестием и иногда полуторной рукоятью. Об усилении защитного вооружения свидетельствует распространившийся в XII веке прием таранного удара копьем. Утяжеление снаряжения не было значительным, ибо сделало бы русского ратника неповоротливым и превратило бы его в верную мишень для степного кочевника.
Численность войска Древнерусского государства достигала значительной цифры. По данным летописца Льва Диакона, в походе Олега на Византию участвовала рать в 88 тысяч человек, в походе в Болгарию Святослав имел 60 тысяч человек. В качестве командного состава рати руссов источники называют воевод и тысяцких. Рать имела определенную организацию, связанную с устройством русских городов.
Город выставлял «тысячу», делившуюся на сотни и десятки (по «концам» и улицам). «Тысячей» командовал избиравшийся вечем тысяцкий, впоследствии тысяцкого назначал князь. «Сотнями» и «десятками» командовали выборные сотские и десятские. Города выставляли пехоту, которая в это время была главным родом войск и разделялась на лучников и копейщиков. Ядром войска являлись княжеские дружины.
В X веке впервые применяется термин «полк» как название отдельно действующего войска. В «Повести временных лет» за 1093 год полками называются войсковые отряды, приведенные на поле сражения отдельными князьями.
Численный состав полка не был определен, или, говоря иначе, полк не являлся определенной единицей организационного деления, хотя в сражении, при расстановке войск в боевой порядок, деление войск на полки имело значение.
Постепенно вырабатывалась система взысканий и поощрений. По более поздним данным, за военные отличия и заслуги выдавались золотые гривны (шейные обручи).
Золотая гривна и золотые пластины-оббивки деревянной чаши с изображением рыбы

Читать далее

Ландскнехты, наемники эпохи Ренессанса


В конце 15 века Европа выглядела совсем не так, как сейчас. Границы государств, которые мы сейчас привыкли считать постоянными и нерушимыми, были какими угодно, только не постоянными и нерушимыми. Границы менялись постоянно по одним и тем же причинам: смерть правителя, свадьба, в качестве уступки, или военного похода. Ставки на войнах в течение этого периода были очень высокими, поэтому генералы и военачальники постоянно искали новые способы получения преимущества над своими врагами.
Ландскнехты, германские наемные солдаты, которые существовали примерно с 1487 г. по семнадцатый век, обеспечили одно из таких преимуществ. Изначально созданные в качестве силы для поддержки устремлений по созданию Святой Римской Империи Максимилианом, наследником Святой Римской Империи, они вскоре начали сами наниматься к тем, кто предложит высшую цену (включая врага Максимилиана, короля Франции — но эту практику Максимилиан очень быстро прекратил, приказав всем германцам, находящимся на жалованье у Франции, вернуться домой).
«Ландскнехт» («Landsknechte», термин впервые был введен в употребление Питером ван Хагенбахом, летописцем Карла Смелого Бургундского) буквально означает «слуга страны». Нанимаемые в основном из бедноты в южной Германии, они получили известность благодаря своей необычайной одежде и эффективной боевой тактике. В зените славы они были лучшей военной силой в Европе.
Облик войны менялся… Бессилие рыцарской кавалерии против любых хорошо подготовленных построений пикейщиков и новых ручных ружей. Новая мобильная пехота — ландскнехты — пикинеры в лучших традициях швейцарских наемников, быстро превратились в главную составляющую наемных армий по всей Европе. Битвы Ренессанса иногда были похожи на шахматную игру, в которой победа и поражение признавались очень быстро, по возможности — с наименьшей кровью.
Эти джентльменские соглашения скоро начали исчезать с поля боя в связи с применением тактических хитростей, таких как засады, маскировка отрядов, дезинформация противника, дымовые и пылевые завесы для ослепления противника перед внезапной и массовой атакой, которые впервые появились и были включены в стратегию и боевые формации европейских армий.
Главной силой ландскнехтов были солдаты, использующие пики (древковое оружие длиной 14-18 футов с 10-дюймовым стальным наконечником), которых поддерживали «ударные отряды», вооруженные огромными двуручными мечами-цвайхандерами (Zweihander, меч длиной 66 дюймов, с обоюдоострым, иногда волнистым лезвием, весящим 7-14 фунтов; таких солдат называли «Солдатами на двойном жалованье» — Doppelsoldner — они шли в атаку в первых рядах, вламываясь в ряды неприятельских пик, ломая их и расчищая проходы для основных сил) или алебардами (древковое оружие длиной 6-7 футов). В дополнение, отряды ландскнехтов владели аркебузами и различными видами тяжелой артиллерии. Используя новую тактику, они вскоре заслужили уважение врагов.
Неприступные и непробиваемые квадратные построения, ощетинившиеся во все стороны пиками (скопированные у швейцарцев), ряды солдат, вооруженных новыми смертоносными аркебузами, и мобильная артиллерийская система превратились в стандарт этих новых смертоносных наемных армий. Армия ландскнехтов наводила страх одним своим видом.
Швейцарские наемники были грозными воинами, считавшими хорошим врагом мертвого врага. Швейцарцы царствовали на поле боя около столетия, пока не было введено новое оружие — легкая кавалерия и аркебузы, которое они по каким-то причинам игнорировали. Главенство швейцарцев в пеших битвах окончательно пришло к концу в битве у Бикоки. Под командованием Георга ван Фрюндсберга, контингент ландскнехтов уничтожил свыше 3000 швейцарских наемников, используя земляные укрепления, изнуряющие атаки и новое оружие — аркебузы.
Одежда ландскнехтов была самая украшенная и вызывающая в период Ренессанса. Ландскнехты были свободны от регулирующих стиль и внешний вид одежды законов, которым подчинялись другие граждане — Максимилиан даровал им это освобождение: «Их жизнь настолько коротка и безрадостна, что великолепная одежда — одно из их немногих удовольствий. Я не собираюсь отбирать его у них.»
Их одеяния славились своим декорированием в стиле «буфы и разрезы», возникшим в результате прорезания верхней одежды и набивкой нижних слоев через эти разрезы. Рукава часто театрально раздувались, как и штаны. Зачастую их рукава различались палитрой цветов и контурами буфов даже один от другого! Штанины иногда также различались. Они носили широкие плоские шляпы, огромных размеров, часто украшенные страусиными перьями. Некоторые носили непристойно огромные мешочки, прикрывающие их гениталии. Даже их обувь была декорирована в стиле разрезы-и-буфы. Внешний эффект зачастую приводил к ощущению искажения зрения.
Стиль «буфы-и-разрезы» в одежде был усвоен также и другими народами, став обычным типом украшений в некоторых частях Европы. Английская знать была частично очарована «буфами и разрезами». Генрих VIII стал одеваться в этом стиле после того, как увидел одежду нанятых им ландскнехтов; фактически, знаменитый портрет Генриха VIII Ганса Гольбейна изображает его в камзоле, декорированном буфами и разрезами.
Другие портреты Генриха изображают его носящим нечто выглядевшее как юбка до колен; он перенял этот стиль от германских военных юбок, носимых некоторыми ландскнехтами. Сын Генриха, Эдуард VI и Елизавета I также одевались в этом стиле.
Мужчины, которые вступали в отряды ландскнехтов, обычно приводили с собой женщину, которая заботилась о них — сестру, жену или дочь. Эти женщины назывались «Hure» — в буквальном переводе «шлюха» — но они не были проститутками, а только спутницами лагеря (Kampfrauen). Они заботились о мужчинах между битвами, и даже частично участвовали в самих битвах, следуя за дерущимися, грабя убитых и добивая умирающих. Некоторые даже помогали артиллеристам, разбирали вражеские дома на древесину, что позже использовалась на земляных работах и укреплениях.
Женщины также переняли стиль одежды «буфы-и-разрезы», хотя и не в той степени, как одевались мужчины. Их шляпы были похожи на мужские. Один характерный аспект женского одеяния выражался в том, что они укоротили свои юбки, подняв кайму на несколько дюймов от грязной земли и создав буфы из излишков ткани вокруг бедер.
Авторитет начальников в наемных полках страдал в значительной степени вследствие того, что солдатам было известно, что полковник показывал много большую наличность солдат, чем она была в действительности чтобы присвоить себе содержание мертвых душ. Весьма часто на бумаге части наемных войск были вдвое многочисленнее, чем на самом деле. В случае смотра, для пополнения численности полка, в строй ставились взятые на прокат люди, обычно слуги, иногда переодетые женщины.
Обычаи того времени не позволяли, в случае обнаружения такого мошенничества, вменить его в вину действительно виновным — полковнику и капитану, но устав требовал, чтобы статисту, изображавшему солдата, был отрезан нос, чтобы он не мог продолжать работу подставного лица.
Жизнь ландскнехта не была легкой — наказания за нарушение законов и правил были быстрые и жестокие, битвы были кровавые и ужасные, а жизненные условия обычно были некомфортные. Главной (и единственной) выгодой была плата: ландскнехт зарабатывал в месяц больше, чем фермер — за год. Если он выживал, он мог уйти на пенсию богатым.
Развитие огнестрельного оружия вызвало закат силы и славы ландскнехтов — плотных построений пикинеров. Дикие, необузданные одежды ландскнехтов исчезли ко второй половине XVI века, и даже само слово «ландскнехт» постепенно выходит из употребления, теперь они именовались Имперской пехотой (Kaiserliche Fussknecht). Так завершился один из самых знаменитых периодов военной истории Европы.

Возрождение пехоты


Неорганизованные и плохо вооруженные крестьяне не могли бороться с закованными в броню и укрепившимися в замках рыцарями. Малоподвижный же рыцарь, в свою очередь, оказался бессилен, например, против стойкой русской пехоты, хорошо организованной фламандской пехоты и легкой конницы Востока.
В Х—XIII веках пехота, набранная из крепостных крестьян, лишь присутствовала на поле боя: находясь в обозе, она пассивно ожидала конца сражения, исход которого решали рыцари — тяжелая конница. Так было в Западной Европе до конца XIII века. Новая, боеспособная пехота в Западной Европе вышла из фламандских промышленных городов и швейцарских горных районов.
Ремесленники Фландрии (историческая область в Западной Европе) — ткачи, суконщики, кожевенники — в 1302 году в битве при Куртре разбили французских рыцарей, которые перед этим высокомерно подчеркивали свое превосходство над чернью. Пехота из горожан, вооруженная пиками, сражавшаяся плотными массами, выявила свое превосходство над рыцарской конницей.
Еще большую известность вскоре получила швейцарская пехота. Главным ее оружием являлась алебарда, которой можно было колоть — рубить. Пики, арбалеты и огнестрельное оружие у швейцарцев появились позже. Швейцарцы умело использовали свою малодоступную местность и в бою при Лаупене (1339 г.) разбили рыцарскую армию, имея для боя на расстоянии одни лишь камни. Победу одержала легкая пехота, оборонительное вооружение у которой имели только передние шеренги и фланговые ряды.
От оборонительных действий в горной местности швейцарская пехота вскоре перешла к наступательным действиям на равнине и выработала свое боевое построение. Это была баталия — квадратный строй. Баталия развивала очень большую ударную силу.
Умелое использование местности при наличии огнестрельного оружия являлось надежной защитой от кавалерии. В каре или крестообразном построении швейцарцы, используя ручное огнестрельное оружие, при поддержке артиллерии эффективно отражали атаки конницы. С этого времени кавалерия как главный род войска уступила место пехоте. Пехота стала решать исход боя.
Против спешенных рыцарей, вооруженных длинными копьями, швейцарцы изобретали различные тактические приемы, которые позволяли им успешно вести борьбу. В рукопашной схватке они применяли короткие и тяжелые алебарды, разрубавшие доспехи рыцарей.
Боевой порядок швейцарцев состоял из трех основных частей: авангарда, главных сил и арьергарда. Расчлененное построение обеспечивало относительную подвижность и позволяло применять довольно разнообразное тактическое маневрирование.
В Англии также возникли условия для появления боеспособной пехоты, умевшей владеть луком, английским национальным оружием того времени.
Английские лучники были вооружены луком, длина которого равнялась 1,83 метра, длина стрелы составляла от 0,915 до 1,5 метра, дальность полета легкой стрелы достигала 350 метров, тяжелой стрелы— 180—200 метров. На расстоянии до 100 метров воин мог попасть стрелой в стрелу. Лучник мог забрасывать лук за спину и вести рукопашный бой. Вертикальное положение лука в бою (у арбалета для стрельбы обязательным являлось горизонтальное положение) позволяло на одном и том же участке построения разместить в 2—3 раза больше лучников, чем арбалетчиков. В этом заключались тактические преимущества лучников перед арбалетчиками.
Арбалет имел дальность полета тяжелой стрелы до 400 метров; на расстоянии 200 метров его стрела пробивала рыцарские латы. Меткость арбалета, имевшего прицельные приспособления по дистанциям, была более высокой. Для натягивания тетивы на арбалете был приспособлен ворот, что облегчало физические усилия арбалетчика по сравнению с лучником, но в то же время снижало скорострельность. Для обслуживания арбалета нужны были два человека.
Швейцарцы славились меткой стрельбой из легких арбалетов. Рукопашный бой арбалетчик вести не мог. Большие габариты арбалета не позволяли применять его в строю во избежание потери сомкнутости рядов. Это оружие было более пригодно для обороны крепостей, чем для полевого боя. Следует также отметить трудность обучения стрельбе как из арбалета, так и из лука.
Бои английских лучников в пешем строю послужили толчком к существенным изменениям в способах ведения боя английских войск. Начиная с битвы при Креси (1346 г.) — одного из решающих сражений Столетней войны, в котором англичане благодаря действиям лучников разгромили армию французов, — английские рыцари также предпочитали сражаться в пешем строю. Стрелки из лука начинали бой и дезорганизовывали ряды врага. Фаланга спешенных рыцарей, расположенная в тылу лучников, ждала атаки противника или удобного момента для наступления. На конях оставалась лишь часть всадников, которая атаками флангов врага в решающий момент оказывала поддержку спешенным рыцарям.
В XIV веке появилась пехота и во Франции. Это аршеры, или вольные стрелки. В 1368 году французский король Карл V приказал обучать стрельбе из лука простой народ, который должен был поставлять кадры для аршеров. Но дворяне воспрепятствовали вооружению народа и, по существу, сорвали это начинание короля. Однако более вероятной причиной срыва подготовки аршеров считается недостаток луков и стрел, а также нежелание народа обучаться стрелковому искусству.
В ведении войн исключительно большую роль играли крепости, крупные военно-оборонительные сооружения в виде стен и башен городов, замков и монастырей. Овладение всеми этими военно-оборонительными сооружениями по условиям тогдашней военной техники представляло значительную трудность. Сильная по тем временам армия могла осаждать небольшой город в течение 6—12 месяцев.
Возрождение пехоты в Западной Европе определило дальнейшее развитие ее тактики. Это было возвращение к тактике древних греков, но на совершенно иных основах…

Рыцари в бою


В бою рыцарь выступал в окружении нескольких всадников (оруженосца, конных лучников, слуг) и вместе с ними составлял самостоятельную низшую боевую единицу, которая в XIV веке получила название «рыцарское копье».
Численность «копья» определялась состоянием феодала. «Копье», возглавляемое богатым феодалом, могло насчитывать несколько десятков человек, в том числе несколько рыцарей.
Внизу феодальной иерархической лестницы стояли так называемые однощитные рыцари, совсем не имевшие свиты. Высшей боевой единицей феодального войска было «знамя» — отряд из нескольких десятков «копий».
Рыцари перед началом боя обычно выстраивались в линию и реже в глубокий боевой порядок — «клин». Для атаки в линию они строились «частоколом» — в одну разомкнутую линию на расстоянии 5—10 метров друг от друга. Интервалы существовали для того, чтобы рыцари могли свободно действовать длинными копьями и маневрировать на конях. За рыцарями на некотором удалении стояли оруженосцы, а за ними — конные и пешие лучники и копейщики.
Построение рыцарского войска «частоколом»
Для атаки «клином» все рыцари выстраивались глубокой колонной. В голове колонны они строились в форме клина: в первой шеренге стояли 4 рыцаря, во второй — 6, в третьей — 8 и т. д., до 14 и более шеренг. Затем выстраивались простые воины; фланг, а иногда и тыл колонны замыкались рыцарями. Таким образом получалась забронированная со всех сторон и заостренная впереди колонна.
Атака «частоколом» применялась чаще всего в рыцарских сражениях, то есть при столкновении рыцарских войск. Атака же «клином» — главным образом против войск противника, в составе которых действовала пехота. Иногда рыцари вступали в сражение не одной колонной, а несколькими. Колонны для атаки выстраивались рядом с определенными интервалами.
Рыцарский строй сохранялся лишь до сближения с противником. Как только начиналось сражение, строй тут же рассыпался — и каждый рыцарь устремлялся на избранную им цель. Сражение распадалось на отдельные схватки единоборствующих групп и заканчивалось простым рукопашным боем. Следовательно, рыцарская тактика сводилась к единоборству тяжеловооруженных кавалеристов.
Грабежи были органически присущи недисциплинированной рыцарской армии. Часто случалось, что часть рыцарей с целью грабежа выходила из сражения и набрасывалась на повозки неприятеля. Перед сражением при Бувине король Филипп Август объявил своему войску, что каждый, кто бросится грабить, не дожидаясь победы, будет повешен.
Отличительные черты рыцарского сражения были следующими. Пехота являлась подсобным родом войск. Она вступала в сражение, следуя за рыцарями, а иногда высылалась вперед для устранения всевозможных препятствий на пути наступления рыцарей или же служила живым бруствером для укрытия рыцарской конницы. Стрелки из лука поддерживали действия рыцарей, располагаясь или впереди, или где-либо в стороне. Когда же рыцари спешивались, они становились вместе в одну линию с пехотой.
Сражения, как правило, были непродолжительными (2—4 часа) и не отличались кровопролитностью. В больших сражениях потери достигали всего нескольких десятков рыцарей.
Средневековье принято считать эпохой полного господства на поле боя рыцарской конницы – будучи главной ударной силой, тяжелая латная кавалерия решала исход сражений, а все прочие рода войск играли второстепенную, сугубо вспомогательную роль.
Однако слишком многие факты не укладываются в эту упрощенную схему. Так, сражавшиеся преимущественно в пешем строю викинги не одно столетие наводили ужас на всю Европу. Пешие английские лучники фактически истребили цвет французского рыцарства при Креси. Чешские табориты отразили пять крестовых походов. Швейцарские «баталии» (плотные пехотные построения) наголову разгромили сначала австрийских, а затем и бургундских рыцарей, после чего наемная швейцарская пехота стала элитой многих европейских армий. В XVI веке на поля сражений вышли немецкие ландскнехты, а развитие огнестрельного оружия положило конец «золотому веку рыцарства»…

Читать далее

Крестовый поход детей


Крестовый поход детей

 

В 1212 году в аббатстве Святого Дионисия, что в окрестностях Парижа, появился молодой, двенадцатилетний пастух Этьен. Он заявил, что в июне он был послан к королю Франции от самого Иисуса, явившемся Этьену. В письме было сказано, что Этьен — избранный для свершения того, что не удалось сделать взрослым. А именно — вернуть гроб господень в святую землю. Этьен был лидером и оратором ничуть не меньше Иисуса, и довольно быстро набрал вокруг себя множество последователей. 

«Взрослые и рыцари не сумели освободить Иерусалим потому, что их помыслы были нечисты. Бог отступился от взрослых, закоренелых грешников. Мы же дети, значит, мы чисты»

Он утверждал, что только детям удастся безо всякого оружия захватить священный город, а так же, для пересечения Средиземного моря Бог раздвинет его воды, и «крестоносцы» смогут пройти по его дну так же, как это некогда получилось у Моисея.

Крестовый поход детей

Крестовый поход детей

Судя по летописям, Этьену приписывались воистину удивительные способности. Его руки исцеляли калек и всех больных, возвращали зрение слепым. Это еще больше доказывало людям его избранность. Его имя моментально стало известным во всех городах Франции. Дети всех возрастов верили ему безоговорочно, и поэтому многие из них решились идти в планируемый крестовый поход. Сбор юных крестоносцев решено было проводить в городе Вендами (Vendôme).

Речами Этьена прониклись не только дети Франции, но даже с Германии множество детей прибыли в город, что бы принять участие в этом священном путешествии. Священники, во главе с папой Иннокентием III так же оказывали всяческое содействие в сборе крестоносцев, одновременно попрекая взрослую часть жителей Франции. 

«Вы отказались вести богоугодную войну против иноверцев. Малым детям приходится выполнить то, что было предназначено взрослым»

После сбора, паломники двинулись по направлению к морю… по дороге к ним стали присоединяться и взрослые. К детям решили примкнуть немало преступников и нищих, которые, увидев, что мальчиков местные жители снабжают продуктами, отбирали у них всю их провизию. С каждым новым городом или деревней количество тех, кто присоединился, увеличивалось, составив к концу пути 30 тысяч человек. 

Вскоре местные жители сообщили детям о том, что они подходят к морю. Дети обрадовались — наконец то они увидят настоящее Моисеево чудо. Но чуду не суждено было сбыться. Море не захотело расступаться перед этой огромной толпой. Дети расположились у берега, в пригороде Марселя. С надеждой, что Бог просто таким образом проверяет их веру. Однако одно дело, когда дети проходят через город, а другое дело, когда такая толпа фактически нищих осталась на долго. 

Первое время, конечно, сердобольные горожане помогали детям, однако и их терпение начало иссякать. Тогда голодные подростки стали совершать набеги на дома горожан, грабить и разорять семьи. Горожане обрались к морякам, что стояли в бухте, с просьбой оказать помощь паломникам в переправе. В избранности Этьена уже серьезно стали сомневаться, а вот многотысячную толпу голодных детей

куда-то девать было надо.

Как кстати, среди капитанов, в бухту прибыло 2 сицилийца, которые на своих кораблях согласились перевести крестоносцев… Дети сели на семь огромных кораблей, которые должны были доставить их на противоположный берег. Но разгулявшаяся буря изменила все планы. У берегов Сардинии два корабля затонули, пять оставшихся были переправлены в египетские гавани, где детей продали в рабство. Так закончился этот крестовый поход…

Читать далее