Швейцарский поход Суворова


В конце 19 века возле швейцарской деревушки Андерматт (что недалеко от Чертова Моста) был установлен гранитный крест с надписью: «Доблестным сподвижникам генералиссимуса фельдмаршала графа Суворова-Рымникского, князя Италийского, погибшим при переходе через Альпы в 1799 году».
Освещая открытие памятника, швейцарские газеты отмечали, что даже в их дни — спустя целое столетие после похода — тела русских солдат все еще иногда находят в ледниках.
В 1798 году агрессивная политика Франции привела к тому, что Австрия, Англия, Неаполитанское королевство, Россия и Турция решили объединенными силами покончить с общеевропейской угрозой. Российская Империя не могла претендовать на территориальные приобретения в случае победы. Но уже тогда ее наиболее дальновидные политики ощущали исходящую от республики опасность.
Одним из таких прозорливцев был фельдмаршал Суворов, отмечавший, что Наполеон «шагает широко». И либо порвет штаны, либо дойдет до Вислы. Ведь если Пруссия и Австрия вместе с Россией участвовали в разделах Речи Посполитой, то Франция традиционно поддерживала идею независимости Польши.
Согласно замыслу Суворова, 100-тысячная русская армия должна была сосредоточиться на Рейне и, воспользовавшись разбросанностью сил французов по нескольким фронтам, кратчайшим путем двинуться на Париж.
Но решающим голосом в коалиции обладала Австрия, выставлявшая для борьбы с французами вдвое больше войск, чем остальные союзники, вместе взятые. Австрийцы же видели в этой войне лишь благоприятный случай для захвата итальянских государств под предлогом их освобождения. Другой лакомой для них целью были оккупированные Францией Нидерланды, также некогда бывшие владением австрийских Габсбургов.
В Швейцарии дела обстояли также благоприятно для союзников. После прибытия корпуса Римского-Корсакова австрийский командующий эрцгерцог Карл имел там 82 тысячи солдат против 58 тысяч у французского генерала Массены.
Перспективы войны уже ясно виделись Суворову. Добив Моро, он намеревался вторгнуться во Францию с юга. Карл в это же время должен был покончить с Массеной. Затем армии союзников могли соединиться у Лиона для наступления на Париж.
И вот здесь с ясного неба грянул гром. Рескрипты верховного командования известили о появлении «нового плана войны». Согласно ему, Суворову запрещалось предпринимать еще что-либо против французов в Италии. С 20-тысячным корпусом он должен был немедленно следовать в Швейцарию. Карл же, не дожидаясь его, отбывал с австрийской частью войска в Нидерланды.
План вызвал возмущение не только у русских, но и у австрийских офицеров. Союзники упускали очень благоприятную ситуацию и сами же превращали ее в неблагоприятную. После ухода Карла из Швейцарии Массена получал более чем двукратное преимущество против Римского-Корсакова, в то время как армия Суворова все еще была бы на марше.
Но у австрийских кабинетных стратегов имелись свои соображения. Им требовалось срочно убрать Суворова из Италии. Русский полководец видел в ней плацдарм для наступления на Францию и всячески содействовал созданию итальянскими государствами своих армий. Австрийцы же рассматривали полуостров как свой трофей. Независимый Пьемонт им был не нужен.
«А.В. Суворов», Б.Эдуардс, г. Измаил
Времени на то, чтобы связаться с императором и объяснить ему ситуацию, Суворову не оставили. Пока депеша дошла бы до Петербурга, Массена наверняка уничтожил бы русский корпус в Швейцарии. Даже несмотря на то, что эрцгерцог Карл, возмущенный полученным приказом не меньше самого Суворова, частично саботировал «новый план». В помощь Римскому-Корсакову был оставлен 22-тысячный корпус Готце.
Но Массена выделил против Готце только 18 тысяч. Остальные 40 в любой момент могли атаковать русских. Суворов без колебаний двинулся в Швейцарию по кратчайшему пути. Перевал Сен-Готард выводил его войско прямо в тыл французам.
Суворов собирался выступить в Швейцарию 8 сентября 1799 года. Но Моро неожиданно предпринял вылазку. Пытаясь в нарушение приказа все-таки навязать французам последний бой, Суворов напрасно потратил три дня. Используя преимущество своих войск в мобильности, Моро ушел.
Еще пять дней Суворов потерял из-за нерасторопности австрийцев, не собравших к нужному времени 3000 мулов для создания вьючного обоза. В результате половину мулов пришлось заменить казацкими лошадями, а мешки для поклажи собирать у местного населения. С собой в Швейцарию Суворов брал только 25 горных пушек.
Лишь 21 сентября армия Суворова, состоявшая теперь только из русских частей, окончательно собралась в поход. Спустя три дня она достигла перевала. Французы выделили для прикрытия Сен-Готарда бригаду, насчитывающую около 4,5 тысяч человек, но для обороны почти неприступной позиции этого было более чем достаточно.
К вечеру Суворов взял перевал. Приковав внимание противника ожесточенными фронтальными атаками, он послал в обход по козьим тропам отряд под командой князя Багратиона.
А уже на следующий день состоялась легендарная схватка за Чертов Мост — сооруженную якобы самим Дьяволом арку через 25-метровое ущелье. Но и до самого моста сначала нужно было дойти. Путь же к нему пролегал через 60-метровый прорубленный в скале тоннель. Разумеется, французы заняли эту естественную крепость.
Чертов мост. Наши дни. Во время похода арка распологалась где то между современными мостами
Суворов и здесь прибег к тактике, сработавшей накануне: предпринял безнадежную атаку с фронта, чтобы отвлечь внимание противника от флангов, а сам послал два отряда в обход. И снова получилось: пройдя через горы, русские мушкетеры обрушились на французов с тылу и захватили тоннель. Впечатление от победы было несколько смазано лишь тем, что один из направленных в обход полков в полном составе пропал неведомо куда. Никаких его следов обнаружить не удалось.
Когда русские вышли к мосту, стало видно, что французы сумели частично обрушить арку. Суворов приказал разобрать один из крестьянских домов и замостить пролет бревнами. Веревок не хватило, и под ураганным огнем неприятеля бревна пришлось связывать солдатскими ремнями и офицерскими шарфами.
После частичного восстановления моста должна была начаться настоящая битва. Теперь суворовским войскам предстояло под обстрелом «просачиваться» через «игольное ушко» зыбкой и опасной переправы и атаковать французов на другой стороне ущелья. В таких условиях враг постоянно имел бы подавляющий численный перевес.
И тут произошло нечто непредвиденное — никем, включая и самого Суворова. Французы снова услышали у себя в тылу до боли знакомый им боевой клич «Итить твою маму !!!». Что, как они уже знали, в переводе с русского означало «Умрем за царя!».
Это и был пропавший во время боя за тоннель полк. Двинувшись в обход по принципу «бешеной собаке семь верст не крюк», мушкетеры заблудились и каким-то до сих пор не установленным, физически невозможным путем вышли на другую сторону ущелья.
Ударом с двух сторон мост был захвачен, и на следующий день — 26 сентября — перед Суворовым уже засверкала гладь Люцернского озера. Только здесь он узнал, что дорога вдоль берега на Швиц, по которой изначально планировался марш, существует лишь на карте. Вместо одного дня на обход озера его войскам потребовалось целых три. К тому же, преодолевая исключительно сложный перевал Кунциг-Кульм, русская армия растянулась на несколько дневных переходов. Арьергард Суворова спустился в Мутенскую долину лишь 1 октября.
Вид с перевала в сторону Итальянской Швейцарии, откуда начинался поход Суворова
Задержка на Кунциг-Кульме уже не сыграла роли. Еще 25 числа, пока Суворов штурмовал Чертов Мост, Массена перешел в наступление. К 26 сентября Римский-Корсаков и Готце были наголову разбиты.
Суворов узнал об этом лишь 29 сентября. В этот же день стало известно, что все выходы из долины блокированы французами. С трудом преодолев Альпы, русский полководец не только не застиг Массену врасплох, но и сам оказался в окружении.
Решение об отступлении далось Суворову нелегко. До сих пор он никогда не отступал. «Ройте мне здесь могилу!», — кричал он солдатам.
Но лежать в могиле было недосуг. В явном меньшинстве, без снабжения, без конницы, практически без артиллерии его войска не имели шансов на успех в борьбе с французами. Если не кампанию, то хотя бы армию нужно было спасать. Труднейший переход через Альпы, который, казалось, был уже позади, только начинался.
Время играло против Суворова. Массена спешно перебрасывал силы для решительного наступления на последнего своего противника. 30 сентября, когда «хвост» русской армии еще только втягивался в Мутенскую долину, ее главные силы уже начали прорыв. На следующий день Суворов, лично руководивший атакой, сбил врага с перевала Прагель.
Спуск с перевала Сен-Готард
Видя, что враг ускользает, французские войска хлынули в долину. Отступая, Суворову пришлось вести ожесточенные арьергардные бои. Уже 2 октября, отражая атаки вражеской конницы, русские израсходовали все боеприпасы. Потом перешли в контрнаступление, разбили 10-тысячный отряд французов и взяли 1200 пленных, в число которых едва не попал сам Массена.
Вырвавшись из окружения, корпус Суворова собрался в долине Верхней Линты. Но и туда по всем дорогам спешили свежие французские дивизии. Даже после поражения в Мутенской долине противник сохранил трехкратный численный перевес. Без боеприпасов русским нового сражения было не выдержать.
4 октября Суворов решил уходить через перевал Паникс — несмотря на то, что швейцарские проводники этим путем идти отказались. Перевал был непроходим. Седловина находилась выше линии вечных снегов. Там не имелось никаких «козьих троп». Только ледник. К тому же в горных ущельях бушевала вьюга.
Памятник фельдмаршалу Суворову и его проводнику Антонио Гамме на перевале Сен-Готард. Памятник был открыт к 200-летию Швейцарского похода русской армии (1999). Многие русские, посетившие перевал, соглашаются, что лошадь, изображенная скульптором, похожа на лошадь, но не все убеждены, что фигура маленького человечка и есть изображение прославленного фельдмаршала.
Переход занял 4 дня. Пушки пришлось сразу же сбросить в пропасть. Туда же отправились и все оставшиеся припасы. Но и без них лошади и мулы срывались с обледенелого карниза и улетали туда, куда лучше не смотреть. Люди тоже срывались. Говорят, они падали молча: крики могли разбудить лавину. Суворова всю дорогу вели — почти несли — под руки два гренадера.
На гребне стало ясно, что швейцарцы хорошо знали свои горы. Дороги вниз, действительно, не было вообще. Спуск представлял собой сплошной ледяной обрыв, усеянный трещинами и черными зубами скал.
Посмотрев на парящих внизу орлов, Суворов подвернул полы плаща и покатился по склону. Ему повезло. Многим другим — нет. Удивительным образом спуск с перевала (в отличие от подъема времени практически не занявший) пережили несколько русских лошадей. Последние итальянские мулы погибли еще на пути к гребню.
Еще поразительнее, что Суворову на этом переходе удалось сохранить живыми 1400 пленных французов.

9 сентября 14 тысяч русских солдат — все, что осталось от армии Суворова, — достигли австрийских складов в городке Кура.

Могила Суворова в Александро-Невской лавре
Остановись, прохожий!
Здесь человек лежит, на смертных непохожий.
На клиросе в глуши с дьячком он басом пел,
И славою, как Петр иль Александр гремел.
Ушатом на себя холодную лил воду
И пламень храбрости вселял в сердца народу.
Не в латах, на конях, как греческий герой,
Не со щитом златым, украшенный всех паче,
С нагайкою в руках и на казацкой кляче,
В едино лето взял полдюжины он Трой.
Не в броню облечен, не на холму высоком,
Он брань кровавую спокойным мерил оком,
В рубахе, в шишаке, пред войсками верхом,
Как молния, сверкал и поражал как гром,
С полками там ходил, где чуть летают птицы.
Жил в хижинах простых и покорял столицы,
Вставал по петухам, сражался на штыках.
Чужой народ его носил на головах.
Одною пищею с солдатами питался.
Цари к нему в родство, не он к ним причитался,
Был двух империй вождь,
Европу удивлял,
Сажал царей на трон и на соломе спал…
Через несколько месяцев после возвращения Суворов умер в своем имении. А еще через 12 лет его предсказание сбылось. Даже оба предсказания. Наполеон в Россию пришел, но штаны все-таки порвал, и его пришлось провожать домой. Задуманное Александром Васильевичем наступление на Париж — пусть позднее, пусть не по его плану, — все же состоялось.
Монумент на перевале в честь погибших русских воинов фельдмаршала Суворова. Памятник сооружен в 1898 году князем Сергеем Голицыным.

Загадочное исчезновение экспедиции Лаперуза


Загадочное исчезновение экспедиции Лаперуза

18 век историки называли по-разному: «Веком куртуазии»; «Веком великих реформ и преобразований»; «Веком философской мысли» и т.д. Можно его назвать, и по праву, «Веком кругосветок». Действительно, в конце 18 столетия настало время соревнований в кругосветных путешествиях. После путешествий вокруг земного шара, совершенных Магелланом и Элькано, пальма первенства, поначалу, принадлежала англичанам, однако, после «кругосветок» Джеймса Кука, французское правительство решило продолжить исследования и, разработав чрезвычайно обширный план, отправило экспедицию во главе с капитаном первого ранга Лаперузом, которому предписывалось исследовать почти весь Тихий океан.
Жан Франсуа Голуп граф де Лаперуз родился в 1741 году. Закончив Морскую Академию, он участвовал в морских сражениях с англичанами во время Семилетней войны. Когда в 1785 году он возглавил порученную ему экспедицию, ему было уже 44 года, и он имел за плечами солидный опыт плаваний в открытом океане.

Экспедиция Лаперуза должна была продлиться четыре года и завершиться во Франции летом 1789 года. В последний раз корабли Ааперуза видели, когда они, покинув Австралию, взяли курс на северо-восток; никого из более чем 200 человек, находившихся на борту двух судов, так и не нашли.

Большая часть жизни графа Жана Франсуа де Гало де Лаперуза, была отдана отнюдь не научным экспедициям, а борьбе против англичан. Родился будущий мореплаватель в 1741 году в юго-западной Франции, в городке Альби. Когда началась Семилетняя война, юноше было четырнадцать, и он отправился в Брест, чтобы поступить в Школу морских гвардейцев. Там он семь лет изучал математику, астрономию и навигацию, чередуя академические занятия с выполнением боевых заданий на ближних и дальних морях. За полтора десятка лет Лаперуз участвовал в нескольких военных кампаниях, был ранен, побывал в английском плену, не раз пересекал Атлантический океан, добрался даже до Ост-Индии, откуда возвратился в чине капитан-лейтенанта.

Слухи о талантливом флотоводце дошли до самого Людовика XVI. Короля поразила гуманность, которую проявлял Лаперуз к противнику. В 1782 году, когда ему поручили уничтожить меховые фактории британцев в Канаде, Лаперуз быстро разрушил вражеские форты, но не тронул дома моряков. Более того, оставил побежденным припасы, чтобы те могли пережить приближающуюся зиму, а пленным вернул свободу и даже выдал оружие для защиты от индейцев. Обнаружив в бумагах коменданта форта секретное описание плавания вдоль Северной Америки с картами и планами, Лаперуз поступил как рыцарь: вернул документы автору, взяв с него слово опубликовать их.

В 1783 году, с окончанием войн, Лаперуз вышел в отставку и удалился в свое поместье на юге Франции. Вряд ли он помышлял о новых путешествиях, тем более кругосветных. Но Франции, наконец получившей передышку от баталий, нужно было спешно развивать торговлю, а следовательно расширять географию морских экспедиций.

Французов воодушевлял пример Кука: тот совершил три плавания по Тихому океану, снискав себе славу великого первооткрывателя. Но в 1779 году знаменитый англичанин погиб, и теперь уже французский король вознамерился снарядить кругосветную экспедицию, чтобы открыть «все земли, ускользнувшие от зоркого взгляда капитана Кука». К началу 1785 года план экспедиции был готов. Возглавить рискованное предприятие поручили Лаперузу.

Королевские предписания были четкими: Лаперуз должен завоевать расположение вождей далеких племен добрым отношением и подарками (заодно выясняя, какие товары придутся им по вкусу и что они могут предложить взамен). С учетом опыта общения с туземцами предшествующих европейских экспедиций, для подарков и обмена предлагались нехитрые, но практичные вещи: 600 зеркал, 2600 гребней для волос, 5000 швейных игл, различного рода инструменты из металла, алое сукно и медали с отчеканенным профилем Людовика XVI.

Настоящая борьба развернулась за право войти в число двухсот участников экспедиции. В ее состав стремились попасть самые отчаянные головы Франции. Достаточно упомянуть выпускника Парижской военной школы 16-летнего Бонапарта. Но юноша провалил экзамен по астрономии и был вычеркнут из списков отплывающих. Впоследствии он, как известно, нашел себе применение на суше.

Помочь экспедиции согласились и недавние враги – англичане, не забывшие благородства Лаперуза на поле брани. Французу дали ознакомиться с картами и донесениями капитана Кука, а Британское Королевское научное общество вручило ему две «магнитные стрелки» – компасы, совершившие кругосветное плавание вместе с Куком. К этим дарам Лаперуз, по его собственному признанию, относился «с почти религиозным благоговением перед памятью великого и несравненного мореплавателя».

Загадочное исчезновение экспедиции Лаперуза

На борт двух фрегатов «Буссоль» и «Астролябия» загрузили припасы для четырехлетнего плавания, и утром 1 августа 1785 года под крики толпы и гром салюта корабли отошли от причала французского порта Брест. «Имею честь донести, что флотилия отплыла сегодня в четыре часа утра при северо-западном ветре, – отчитывался адмирал де Лаперуз своему королю. – Двум шлюпам приказано сопровождать корабли, пока они не выйдут в море. Таким образом, сегодня началось кругосветное плавание». Судам предстояло пересечь Атлантику и достичь Великого Южного моря, как называли тогда Тихий океан.

Капитаном «Буссоли» был сам Лаперуз, «Астролябию» вел его близкий друг и боевой товарищ, капитан Флерио де Лангль. Благополучно пройдя Атлантический океан, парусники миновали мыс Горн, где их встретило стадо китов, «хором выпускающих фонтаны», и после стоянки в чилийском порту Вальпараисо достигли острова Пасхи, открытого в 1722 году голландцами. Столпившись у борта, моряки с любопытством разглядывали каменные статуи, покрывающие желтые склоны острова. «Это не идолы, а скорее могильные памятники», – записал один из участников экспедиции. Флотилия стояла у острова Пасхи всего двадцать четыре часа, но все же туземцы успели поживиться некоторым имуществом моряков. Несмотря на многочисленные мелкие кражи и даже похищение якоря с одного из судов, Лаперуз запретил команде применять против аборигенов огнестрельное оружие. Напротив, садовнику экспедиции было приказано раздать местным жителям семена растений, а так же коз и домашнюю птицу. И сейчас, почти двести лет спустя, островитяне с благодарностью вспоминают о Лаперузе: его именем названа бухта, где стояли «Буссоль» и «Астролябия».

И вновь переход по океану – на этот раз до острова Мауи в Гавайском архипелаге. Памятуя о том, что за семь лет до этого здесь погиб капитан Кук, Лаперуз поспешил подстраховаться и объявил туземцам, что он, его команда и его корабли – «табу».

После короткого отдыха на Гавайях Лаперуз направил свои корабли к побережью Аляски. Там, в обширной неисследованной бухте экспедицию подстерегала первая большая беда. Решив поохотиться на морскую живность, матросы спустили на воду две шлюпки, но волна, «катившаяся со скоростью трех или четырех миль в час», перевернула одну лодку. Двадцать один моряк, в том числе шесть офицеров, погибли. Потрясенный случившимся Лаперуз назвал бухту, где разыгралась трагедия, Гаванью Французов и установил на берегу памятный знак с надписью: «У входа в гавань погиб двадцать один отважный моряк. Кем бы вы ни были, пролейте слезы вместе с нами».

Загадочное исчезновение экспедиции Лаперуза

И все же плавание продолжилось. В первых числах января 1787 года флотилия подошла к территории Макао у побережья Южно-Китайского моря. Подремонтировав в Китае суда и пополнив на Филиппинах запасы продовольствия, Лаперуз взял курс на север. Путь экспедиции лежал мимо Тайваня и Японии к берегам Татарии, – так европейцы именовали всю неизвестную им территорию к востоку от Уральских гор. Эти места особенно манили Лаперуза. «Мы горели нетерпением, – писал он, – приступить к изучению страны, занимавшей наше воображение со времени отплытия из Франции».

Географические карты до сих пор хранят французские названия в восточных российских водах: бухта Терней, остров Моннерон, мыс Ламанон и, конечно же, пролив Лаперуза – по нему экспедиция обогнула Сахалин и направилась на Камчатку. Здесь Лаперуз оставил своего офицера Бартелеми де Лессепса, говорившего по-русски, с заданием пересечь Сибирь и доставить королю Франции отчет о ходе экспедиции. Почти год посланец добирался до Парижа, вез секретные документы на собачьих упряжках, телеге и даже на верблюде. Благодаря этой миссии он избежал той печальной участи, которая, как мы позже увидим, была уготована Лаперузу и его товарищам… Кстати, впоследствии де Лессепс «посетил» Россию еще раз в 1812 году – как офицер наполеоновской армии, идущей на Москву…

7 сентября 1787 года флотилию встречали пушечным салютом в Петропавловске. Прием, оказанный французским морякам в России, превзошел все их ожидания: путешественников щедро снабдили провиантом, а в честь их прибытия дали бал – в избе коменданта крепости. Для смущенных, отвыкших от женского общества кавалеров на мероприятие были приглашены тринадцать местных дам.

Правда, разговор сперва не клеился: кроме коменданта, никто в Петропавловске не знал французского. Но готовившийся в дорогу де Лессепс заговорил на ломаном русском: «Я бил в Петербург. Я знаком с ваша царица». Сразу же последовали тосты за Екатерину, Людовика, Нептуна и всех камчатских дам. Вино полилось рекой, и надобность в переводчиках отпала…

От берегов России фрегаты ушли в южное полушарие и, еще раз переплыв Тихий океан, подошли к архипелагу Самоа, чтобы стать у острова Тутуила. Эта краткая стоянка поначалу показалась Лаперузу райской. Островитяне, среди которых было множество красивых женщин, держали себя весьма дружелюбно, а изделия здешних ремесленников привели гостей в сущий восторг. Перед самым отплытием капитан «Астролябии» Флерио де Лангль еще раз сошел с несколькими моряками на берег, чтобы раздать туземцам мелкие подарки. Это было его роковой ошибкой. На всех подарков не хватило, и завязалась драка. В пришельцев полетели камни. Помня о благородных принципах Лаперуза, де Лангль запретил открывать огонь и начал отступать к шлюпкам, как вдруг пошатнулся и упал в воду. Один из камней угодил ему прямо в голову. Взбешенные таким коварством моряки приготовились стрелять, но их ружья, как назло, намокли. В тот день от рук туземцев погибли двенадцать участников экспедиции, включая де Лангля. Таким образом всего за два с половиной года экспедиция потеряла тридцать три человека.

Пережив эту трагедию, «Буссоль» и «Астролябия» направились к восточному побережью Австралии. В конце января 1788 года французы вошли в залив Ботани, где встретили британскую эскадру (в том же году англичане основали там город Сидней – первое европейское поселение в Австралии). С ней Лаперуз отправил письма и донесения, сообщая королю, что в ближайшее время намеревается исследовать Соломоновы острова, Таити, Новую Гвинею и север Австралии. Он писал, что предполагает вернуться на родину к июню 1789 года.

10 марта «Буссоль» и «Астролябия» взяли курс на северо-восток. И с тех пор никаких известий от Лаперуза больше не поступало. «Он бесследно исчез в безбрежном синем океане, – написал о французском мореплавателе шотландец Томас Карлейль, – и только скорбная загадочная его тень не покидает наши умы и сердца».

Загадочное исчезновение экспедиции Лаперуза

14 июля 1789 года толпы восставших парижан взяли Бастилию. Это было начало революции, которая сотрясала страну до конца столетия. Однако даже в это смутное время во Франции не забывали о пропавшей в океане флотилии. Говорят, когда Людовика XVI везли к месту казни, он обернулся к палачу и спросил: «Нет ли вестей от Лаперуза?»

В 1791 году Национальное собрание Франции признало «необходимость спасения Лаперуза и его моряков». На поиски флотилии были направлены два военных корабля под командованием контр-адмирала Брюно д’Антрекасто. Перед отплытием он получил ценные известия: из Индии вернулся английский капитан Джордж Оуэн, который слышал, что к северу от Новой Гвинеи, в архипелаге Адмиралтейства, нашли обломки какого-то французского корабля.

И Д’Антрекасто решил направиться прямо туда. На стоянке у мыса Доброй Надежды он получил обнадеживающее известие: другой английский мореплаватель, капитан Хантер, сообщал, что на одном из островов Адмиралтейства видел людей в форме французских моряков. Они подавали сигналы, но сильное волнение моря помешало англичанам подойти к берегу. (Один из участников этого плавания позже уверял, что сигналы им подавали аборигены, натянувшие на себя красные французские мундиры. По его мнению, они просто пытались заманить парусник на рифы.) Д’Антрекасто обошел многие острова архипелага, но ничего не обнаружил.

В мае 1793 года его корабли подошли к острову Ваникоро из группы Санта-Крус к северо-востоку от Австралии. Над возвышенностями этого острова экипаж заметил столбы дыма. Кто-то явно подавал знак мореплавателям. Д’Антрекасто был убежден, что нашел Лаперуза или, по крайней мере, остатки пропавшей экспедиции. Но после того, как его корабли чуть не налетели на рифы, он был вынужден уйти, так и не выслав на берег поисковый отряд.

А через два месяца корабли д’Антрекасто были захвачены голландцами – к тому времени революционная Франция уже воевала практически со всей Европой. Искать Лаперуза стало некому.

О его экспедиции забыли, пока в мае 1826 года на острове Тикопиа из группы Санта-Крус не сделал остановку корабль ирландца Диллона. Тот заметил у туземцев стеклянные бусы и предметы явно европейского происхождения: серебряные вилку и ложку, ножи, чайные чашки, а главное – рукоять шпаги с буквами JFGP. Диллон не поверил своим глазам. Эти инициалы могли означать только одно: Jean Francois Galaup de La Perouse!

Загадочное исчезновение экспедиции Лаперуза

Вещи, как выяснил капитан Диллон, аборигены выменяли у жителей Ваникоро, острова, лежащего в двух днях пути под парусом. А те рассказывали о двух больших лодках, которые когда-то сели на мель. Одни говорили, что приплывшие на лодках утонули, другие – что их убили. Диллон хотел идти к Ваникоро, но в его корабле обнаружилась течь – пришлось отправиться на Яву для починки.

Лишь через год он добрался до Ваникоро. Старый туземец рассказал ему, что много-много лун назад была страшная буря, и волны поднимались выше пальм. К ним прибыли две лодки с «духами», и одна из них разбилась на рифе. «Наши предки хотели видеть духов вблизи, но те направляли в них огненные шарики, несущие смерть. Потом боги дали благословение стрелам, и предки смогли перебить всех духов с лодки. Мертвых духов было много. Их выбрасывали волны, и мы снимали с них одежду и длинные железные ножи».

Другое судно, по рассказам туземцев, выбросило на отмель. Его мачты торчали прямо из воды, и на них было много полуживых духов, обвязанных веревками. Это были невоинственные духи. Сойдя на берег, они раздавали подарки. А их вождь с длинным носом разговаривал с луной посредством палки. Другие духи, стоявшие на одной ноге, день и ночь охраняли лагерь, где за деревянными загородками их друзья строили из обломков большой лодки лодку поменьше. Все «одноножки» беспрестанно потрясали железными палками. А через пять лун духи уплыли на маленькой лодке.

Кое-что Диллон в этом предании разгадал: «длинные носы», видимо, были треуголками, «палка для разговоров с луной» – подзорной трубой, «одноножки с железными палками» – часовыми, неподвижно стоявшими с ружьями. Но самое удивительное, что, согласно утверждениям туземцев, двое из духов – «вождь» и его «слуга» – остались на острове и еще несколько лет назад были живы! Аборигены даже вспомнили имя «вождя» – «Пило». Переиначенное на туземный лад «Лаперуз»? А вскоре недалеко от берега на мелководье люди Диллона обнаружили бронзовые пушки и корабельный колокол с надписью: «Меня отлил Базен. Брест 1785».

Собрав находки, Диллон отправился в Париж, где его принял король Карл X. Предметы опознал один из участников экспедиции Лаперуза – тот самый де Лессепс, который в 1787 году сошел на берег Камчатки и пересек Сибирь.

Загадочное исчезновение экспедиции Лаперуза

В 1959 году к поискам остатков флотилии Лаперуза на Ваникоро приступили французские аквалангисты. Со дна лагуны они подняли фрагменты бортовой обшивки. Потом, взрывая под водой динамит, обнаружили пушки и ядра. И главное вещественное доказательство – серебряный рубль с изображением Петра I, отчеканенный в 1724 году. Кому могла принадлежать такая монета, если не участнику экспедиции, достигшей берегов Сибири? Что же в действительности случилось с французским мореплавателем и его спутниками? Попытаемся восстановить возможный ход событий.

В ненастную ночь 1788 года один из кораблей Лаперуза, прокладывая путь в казавшуюся безопасной гавань, напоролся на коралловый риф. Судно затонуло, а часть моряков перебили приплывшие в пирогах островитяне. Второй фрегат поспешил на помощь первому и тоже налетел на риф. Однако пробоины оказались не слишком велики: паруснику удалось перевалить через риф и выброситься на отмель – другого выхода у капитана не было. Спасшиеся моряки не растерялись. Они одарили туземцев подарками, возвели временный форт и начали строить из остатков корабля небольшое парусное судно. «Через пять лун» они уплыли, оставив на острове двух человек из команды – «вождя» и его «слугу».

Куда могли направиться отчаянные мореходы? Без сомнения, их путь лежал к ближайшей европейской колонии на острове Тимор – в пяти тысячах километров от Ваникоро. Морякам предстояло обогнуть Новую Гвинею с севера и пройти множество Молуккских островов. Но судьба снова оказалась жестокой к путешественникам. Их судно потерпело крушение – теперь уже у берегов Новой Гвинеи, в архипелаге Адмиралтейства. Там-то капитан Хантер и видел людей во французской форме. Но кого – моряков Лаперуза или папуасов, обрядившихся в их одежду?

Загадочное исчезновение экспедиции Лаперуза

По некоторым сведениям, некий капитан Ост-Индской компании обнаружил на тех же островах множество европейских предметов, в том числе шпагу, на эфесе которой была выгравирована лилия. Перед французской революцией, во времена Лаперуза, лилии были изображены на шпагах всех французских офицеров.

Но что стало с самим Лаперузом после крушения на Ваникоро? Как известно, спастись удалось только экипажу второго корабля, капитан которого сумел выбросить судно на песчаную отмель. В морской литературе сохраняется устойчивое мнение, что «Буссоль» под командованием Лаперуза первой вошла в коварный пролив и напоролась на риф. Однако достоверных свидетельств этого нет. По поднятым со дна якорям и пушкам нельзя определить, какому из двух кораблей они принадлежали. Туземцы же рассказывали, что спасшиеся вели себя дружелюбно: «духи» раздавали подарки, а часовые, хоть и потрясали ружьями на стенах форта, огонь не открывали. Это так похоже на Лаперуза, одного из самых благородных флотоводцев XVIII столетия. Не он ли и был «вождем», оставшимся на острове со своим слугой? И не свидетельствует ли сохранившийся эфес шпаги Лаперуза о том, что командор не погиб среди рифов и не покинул остров с моряками на самодельном шлюпе? По словам островитян, вождь и его слуга умерли незадолго до прибытия капитана Диллона – около 1824 года. К тому времени Лаперузу могло быть чуть больше 80 лет.

Во всех морских справочниках годом смерти Лаперуза назван 1788-й, год исчезновения экспедиции. У нас есть все основания по-новому взглянуть на судьбу великого капитана и предположить, что эту дату следует отодвинуть на 30 лет вперед. Но узнаем ли мы когда-нибудь, почему Лаперуз остался среди полинезийцев?

Загадочное исчезновение экспедиции Лаперуза

..

Как рекламируют Бога


https://i0.wp.com/files.adme.ru/files/news/part_20/202305/preview-170x138.jpgРелигиозные объединения с сожалением констатируют, что церкви страдают от массового оттока верующих. Падает посещаемость и, соответственно, доход религиозных общин. Для того, чтобы приспособить церковную жизнь к реалиям и нуждам XXI столетия, заговорить с людьми на современном и им понятном языке, священнослужители обращаются в креативные агентства. Западные агентства, как правило, работают с церквями на безвозмездной основе в рамках общественно-социальных инициатив. В то же время работа с таким нетрадиционным заказчиком сама по себе является неплохой тренировкой креативного ума.

Необходимость перехода на новые каналы коммуникации с аудиторией осознали все религиозные сообщества. Так в 2009 году первую в своей истории рекламную кампанию на радио запустила Церковь Англии. 40-секундный ролик был сделан в стиле рэп. Его основное содержание — приглашение британцев прийти в церковь. Церковные приходы в преддверии Back to Church Sunday (специальной кампании, направленной на привлечение прихожан в церкви) запустили ролики в эфир местных радиостанций. По данным пресс-секретаря Церкви Бена Уилсона (Ben Wilson), рекламу крутили трижды в день и она обошлась приходам в 400—900 фунтов стерлингов (450—1010 евро) в неделю в зависимости от популярности радиостанции.

Одной из самых успешных социальных кампаний по привлечению людей в церковь признан проект агентства Ogilvy & Mather Singapore , разработанный по заказу религиозного объединения Love Singapore Movement в 2001 году. Кампания получила золото на Cannes Lions 2001 в категории «Печатная реклама». В печатных СМИ и на различных наружных носителях появились сообщения, сделанные от лица Бога: «Благодаря мне, сегодня настала пятница! Бог», «Если ты пропустил восход солнца, который я сегодня для тебя сделал, не расстраивайся, завтра сделаю другой. Бог», «Если ты думаешь, что Мона Лиза великолепна, тогда взгляни на мой шедевр.
В зеркале. Бог» и другие.

DRINK & DRIVE, GOD, OGILVY & MATHER ADVERTISING SINGAPORE, CHURCHES OF THE LOVE SINGAPORE MOVEMENT, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Пожалуйста, не пей за рулем. Ты еще не готов ко встрече со мной. Бог.

I AM HERE, GOD, OGILVY & MATHER ADVERTISING SINGAPORE, CHURCHES OF THE LOVE SINGAPORE MOVEMENT, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Я здесь. Бог .


Я вырастил это яблоко специально для тебя. Бог.

GOD - ATTENTION, GOD, OGILVY & MATHER ADVERTISING SINGAPORE, CHURCHES OF THE LOVE SINGAPORE MOVEMENT, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Что мне сделать, чтобы привлечь твое внимание? Разместить рекламу в газете? Бог.

NIETZSCHE, GOD, OGILVY & MATHER ADVERTISING SINGAPORE, CHURCHES OF THE LOVE SINGAPORE MOVEMENT, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Ницше мертв. Бог.

GOD - NAAAH, GOD, OGILVY & MATHER ADVERTISING SINGAPORE, CHURCHES OF THE LOVE SINGAPORE MOVEMENT, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Я хотел сделать этот мир черно-белым. А потом подумал…неа. Бог .

GOD - END OF THE WORLD, GOD, OGILVY & MATHER ADVERTISING SINGAPORE, CHURCHES OF THE LOVE SINGAPORE MOVEMENT, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Это еще не конец света. По крайней мере, пока я так не скажу. Бог .
Перед католическим Рождеством церковь St Matthew-in-the-City в Новой Зеландии разместила биллборд, изображающий грустного Иосифа и Марию, устремившую взгляд к небу, в супружеской постели. Надпись гласит «Бедный Иосиф. Куда ему было до Бога». Таким образом, церковь St. Matthew in the City пыталась натолкнуть верующих на переосмысление значения Рождества Христова, его роли в истории христианства, а также всего католического фундаментализма. St Matthew-in-the-City: «Речи идет не о том, что мужчина Бог ниспослал свою сперму для зачатия ребенка, а о том, что сила нашей любви к Богу и Его к нам способна творить чудеса.»

St Matthew-in-the-City: Joseph & Mary, St Matthew-in-the-City Church, M&C SAATCHI, St Matthew-in-the-City, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Самый большой протест биллборд вызвал у организации Family First, которая назвала образовательную попытку St. Matthew in the City неуместной и неуважительной. Провокационный биллборд не провисел и пяти часов, как был замазан одним из противников кампании коричневой краской. Представитель церкви St Matthew-in-the-City Clay Nelson: «Мы знали, что биллборд вызовет определенный ажиотаж и дебаты, но мы не подозревали даже, что у наших единоверцев отсутствует чувство юмора. Рекламное агентства по нашей просьбе разработало несколько принтов на эту тему, и вывешенный биллборд еще не самый радикальный из предложенных креативщиками». Надо сказать, что испытывает чувство юмора своих прихожан церковь St Matthew-in-the-City уже давно. Все предыдущие их кампании, подвергавшие сомнению достоверность библейских притч, также вызывали недовольство со стороны религиозных сограждан.

St Matthew-in-the-City: Fish, CHURCH, M&C SAATCHI, St Matthew-in-the-City, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Рыба была вот такая большая! Накормить 5000 человек — святая правда?

St Matthew-in-the-City: Glasses

St Matthew-in-the-City: Glasses, CHURCH, M&C SAATCHI, St Matthew-in-the-City, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

St Matthew-in-the-City: Catering

St Matthew-in-the-City: Catering, CHURCH, M&C SAATCHI, St Matthew-in-the-City, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

St Matthew-in-the-City: Wine

St Matthew-in-the-City: Wine, CHURCH, M&C SAATCHI, St Matthew-in-the-City, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Церковь St Matthew-in-the-City напоминает: «Не забудьте благословить своего питомца».

St Matthew-in-the-City: Pet

St Matthew-in-the-City: Pet, St Matthew-in-the-City Church, M&C SAATCHI, St Matthew-in-the-City, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Pet Blessings: Coke-sniffers

Pet Blessings: Coke-sniffers, M&C SAATCHI, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Еще одним признанным рекламным провокатором является Объединенная церковь Канады — вторая по числу последователей протестантская церковь в Канаде. Объединённая церковь Канады отвергает теоретическую интерпретацию священного писания, выступает в пользу брака между лицами одного и того же пола, а с 1990 она официально позволила гомосексуалистам быть пасторами и открыто жить в прочном союзе со своими супругами. Свой слоган «Our doors are open»/«Наши двери открыты» церковь регулярно подтверждает смелыми рекламными кампания.

The United Church of Canada: Convict

The United Church of Canada: Convict, Norval United Church, Smith Roberts Creative Communications, THE UNITED CHURCH OF CANADA, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

The United Church of Canada: Nudists

The United Church of Canada: Nudists, Norval United Church, Smith Roberts Creative Communications, THE UNITED CHURCH OF CANADA, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

The United Church of Canada: Russian

The United Church of Canada: Russian, Norval United Church, Smith Roberts Creative Communications, THE UNITED CHURCH OF CANADA, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

У Объединённой церкви Канады есть онлайн-портал wondercafe.ca, где открыто обсуждаются абсолютно любые вопросы, волнующие ее прихожан. В частности, имеет ли значение, каким именно способом достигать духовных высот, а также является ли Иисус-болванчик на панели автомобиля просто шуткой или билетом в ад.

wondercafe.ca / The United Church of Canada: Joints

wondercafe.ca / The United Church of Canada: Joints, WONDERCAFE.CA, Smith Roberts Creative Communications, THE UNITED CHURCH OF CANADA, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

wondercafe.ca: Bobblehead Jesus

BOBBLEHEAD JESUS, WONDERCAFE.CA, SMITH ROBERTS +CO, THE UNITED CHURCH OF CANADA, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Церковь Швеции — крупнейшая лютеранская и одна из самых демократичных церквей в мире. В 2007 году Церковь Швеции начала благословлять, а в 2009 году регистрировать однополые браки. В том же году в сан епископа Стокгольма возвели открытую лесбиянку, 55-летнюю Еву Брунне. С такой же легкостью и своевременностью Церковь Швеции осваивает и возможности интернет-технологий. Так на сайте svenskakyrkan.se находится первый онлайновый молельный ящик (prayer box или «свечной» ящик), в котором можно оставить свою молитву, события или имена тех, о ком нужно помолиться. Креативная идея принадлежит агентству FORSMAN & BODENFORS.

Church of Sweden: Write your prayer

Church of Sweden: Write your prayer, THE CHURCH OF SWEDEN, FORSMAN & BODENFORS, THE CHURCH OF SWEDEN, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Наружная кампания Церкви Швеции 2002 года «Are you searching in the right place?»/«А в том ли месте вы ищете?» обращает внимание людей на то, что за вредными привычками, такими как курение, чревоугодие или употребление алкоголя, а также модными ценностями и хобби, такими как шоппинг или стремление к обогащению, лежат простые человеческие потребности в безопасности, радости, мире, любви и покое.

Church of Sweden: Security

SECURITY, CHURCH, PARADISET DDB, THE CHURCH OF SWEDEN, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Church of Sweden: Fellowship

FELLOWSHIP, CHURCH, PARADISET DDB, THE CHURCH OF SWEDEN, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Church of Sweden: Peacefulness

PEACEFULNESS, CHURCH, PARADISET DDB, THE CHURCH OF SWEDEN, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Church of Sweden: Joy

JOY, CHURCH, PARADISET DDB, THE CHURCH OF SWEDEN, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Church of Sweden: Confirmation

CONFIRMATION, CHURCH, PARADISET DDB, THE CHURCH OF SWEDEN, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Church of Sweden: Comfort

COMFORT, CHURCH, PARADISET DDB, THE CHURCH OF SWEDEN, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Кампании последних лет очень часто играют на грани юмора и провокации, зачастую рискуя скатиться в пошлость и неуместность.
В прошлом году американская церковь Metro South Church в штате Мичиган запустила рекламную кампанию, главным действующим лицом которой стал Сатана, рассказывающий о том, как он ненавидит церковь. В рамках кампании был создан специальный сайт satanhatesmetro.com , в городе появились провокационные биллборды с надписями «Меня тошнит от Metro South Church», а в сети появились ролики, в которых человек в красном костюме, изображающий Сатану, не стесняясь в выражениях ругает церковь.

«Меня тошнит от Metro South Church. Сатана»

«Metro South Church меня просто убивает. Сатана»
Протестантские церкви Германии и агентство JUNG von MATT разработали печатную кампанию «Still down to earth»/«Все еще на грешной земле», демонстрирующую статую Иисуса на улицах города среди людей в обычных жизненных ситуациях: на остановке, в очереди, метро и супермаркете.

THE PROTESTANT CHURCH: ESCALATOR

ESCALATOR, CHURCH, JUNG von MATT GERMANY, THE PROTESTANT CHURCH (GERMANY), Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

THE PROTESTANT CHURCH: BUS STOP

BUS STOP, CHURCH, JUNG von MATT GERMANY, THE PROTESTANT CHURCH (GERMANY), Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

THE PROTESTANT CHURCH: VEGETABLES

VEGETABLES, CHURCH, JUNG von MATT GERMANY, THE PROTESTANT CHURCH (GERMANY), Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

THE PROTESTANT CHURCH: STALL

STALL, CHURCH, JUNG von MATT GERMANY, THE PROTESTANT CHURCH (GERMANY), Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

И в заключении еще несколько рекламных принтов различных церковных объединений.

OUR CHURCH LIVES

OUR CHURCH LIVES, RELIGIOUS MESSAGE, PUBLICIS ERLANGEN, FREE PROTESTANT CHURCH, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

BIBLE ONLINE

BIBLE ONLINE, RELIGIOUS WEBSITE, Adventa LOWE, WWW.BIBLE.COM.UA, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Jesus’ Birthday

Jesus' Birthday , Vatson & Vatson / Y&R, Estonian Evangelical Lutheran Church, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Black Jesus

Black Jesus, TBWA, The Evangelical Lutheran Church of Finland, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

FEMALE JESUS

FEMALE JESUS, THE EVANGELICAL LUTHERAN CHURCH, THE EVANGELICAL LUTHERAN CHURCH, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

What whould Jesus Do

What whould Jesus Do, TBWA, The Evangelical Lutheran Church of Finland, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Jesse Digs Ya

Jesse Digs Ya, TBWA, The Evangelical Lutheran Church of Finland, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Episcopal New Church Center: Pierced

Episcopal New Church Center: Pierced, Episcopal New Church Center, THE RICHARDS GROUP, EPISCOPAL NEW CHURCH CENTER, Печатная реклама
Нажмите, чтобы увеличить.

Источник

Публичные казни – как развлечение


…Нормальный уровень средневекового зверства.
А. и Б. Стругацкие. «Трудно быть богом»

Во многих странах до самого последнего времени применялись публичные казни. Как же население узнавало о казнях преступников? А так: глашатай прокричал, люди собрались и своими глазами смотрели – кого, за что и как наказывало правительство. Жестоко? Да, но ведь и в наше время казни на электрическом стуле в США совершаются в присутствии свидетелей: своего рода контроль общества за действиями властей.

Всё так, но роль публичной казни в истории Европы и России коренным образом различна. Начнем с того, что различен масштаб явления.

Казни – норма или исключение из правила?

Рассуждая о том, что в каждом русском сидит палач и что наша история – сплошная эскалация жестокости, иностранцы как-то забывают сравнить свои законодательства и русское… А зря! Очень полезно…

Так вот, смертная казнь предусматривалась 14 статьями Саксонской правды VI–IX веков. По городскому Магдебургскому праву в Германии XIV–XVI веков смертью каралось от 20 до 40 преступлений.

В Англии XV века казнили за 80 преступлений. Во Франции XVII–XVIII веков – по 134 статьям.

Каралось смертью оскорбление коронованных особ, богохульство, кража коровы, совращение монашки и тайное проникновение ночью в королевский дворец.

В Британии того же времени наказывалось смертью уже свыше 200 видов преступлений. Казнить могли за то, что человека застигли вооруженным или переодетым в чужом лесу, за злонамеренную порубку или уничтожение деревьев, злонамеренное уничтожение скота, за двоебрачие, за карманную кражу на сумму свыше 1 (!) шиллинга (если кража совершена в публичном месте).

В 1819 году смертью каралось уже 225 преступлений. Инфляция заставила поднять сумму украденного, за которую полагалась смерть, с 1 шиллинга до 5 (кража из лавки) и 40 шиллингов (кража из дома). Впрочем, смертную казнь теперь суд мог гуманно заменить ссылкой в колонии либо тюремным заключением. Рациональное решение. Растущей Британской империи теперь нужны были не показательные трупы, а бесплатная рабская сила в колониях.

На фоне этого кошмара Кодекс Наполеона во Франции был просто песней торжествующего гуманизма: он предусматривал санкцию в виде смертной казни «всего» в 30 случаях.

Собственно, с кодекса Наполеона и началось постепенное смягчение законодательства в странах Европы. Vive la Bounaparte!

Но еще в начале XX века в Испании смертью каралось до 70 преступлений, включая угон скота и празднование языческих праздников.

Сравним с Русью?

Сразу скажу: такое сравнение камня на камне не оставляет от тезиса о «кровавости» русской истории. Потому что история Руси показывает несравненно большую мягкость законодательства. Большинство ученых-правоведов считают: в Древней Руси вообще не было смертной казни. Что она впервые в русское законодательство была введена Двинской уставной грамотой 1397 года в Пскове.

Другие полагают, что смертная казнь в Древней Руси существовала: «Повесть временных лет» сообщает, что князь Владимир по совету епископов и старцев в 996 году вводит смертную казнь. Это место в летописи вызвало многочисленные споры среди ученых. Летописец так описал данный эпизод: «„…Умножились разбойники, – говорили епископы. – Почему ты не казнишь их?“ – „Боюсь греха“(!) – отвечал князь. – „Ты поставлен от Бога на казнь злых, тебе достоит казнити разбойников, но с испытом“. Володимеръ же отверг виры, нача казнити разбойников. И реша епископы и старци: рать многа; оже вира, то на оружьи и на конихъ буди; и рече Володимеръ: тако буди. И живяше Володимеръ по устроению отьню и дедню». В общем, если и была смертная казнь, то как нечто исключительное, необычайное. Что-то такое, на что требуется вмешательство князя.

Уголовное право Новгорода и Пскова уже знакомо со смертной казнью, но вовсе не так уж свирепо. За большую часть проступков можно было и откупиться, заплатив денежный штраф (продажу). Смертная казнь полагалась всего за несколько самых тяжелых преступлений: за «перевет», то есть государственную измену, кражу из Кремля, за поджог и за кражу, совершенную в третий раз.

Согласно московскому Судебнику 1497 года смертная казнь предусматривалась 60 статьями – почти как в Европе. Но законодательство Московии испытало на себе явное влияние Орды. Не Запада, так Востока, и не самой цивилизованной его части.


Судебник Ивана IV

Судебник 1550 года еще более расширил состав преступлений, караемых смертью: за вторую кражу и второе мошенничество (если преступник сознался в этом), за разбой, душегубство (убийство), за ябедничество (клевету) или иное «лихое» дело, за убийство господина, государственную измену, церковную кражу, поджог.
В XVII веке, уже при Романовых, началось смягчение законодательства…

При Петре, и тут уж явно при сильном западном влиянии, число «смертных» статей опять возросло до 123. В их числе: сопротивление начальству, раздирание и вычернение указов, препятствование исполнению казни, неправосудие, лихоимство, лжеприсяга, расхищение, подлог, поединок, изнасилование, мужеложство (хм! вот так вот!), блуд, похищение денег из кошелька, богохульство, идолопоклонство, чародейство, чернокнижие, святотатство. Смертью каралась даже порубка дубового леса, – государству нужна была дубовая древесина для строительства флота.

До деяний Франции и особенно Британии нам далеко, но, видимо, влияние Запада для нас еще вреднее восточного… А когда Русь вообще ни у кого и ничего не заимствует – совсем славно. Потому что сразу после Петра волна пошла на спад, и начались разного рода попытки законодательной отмены /ограничения смертной казни.

При Анне Ивановне казнили, причем самым страшным образом – почти как в Европе, в том числе в Курляндии, где провела многие годы будущая царица.
Но при Елизавете Петровне, с 1741 по 1761 годы, в Российской империи вообще не было смертной казни.

При Екатерине II, Павле I, Александре I опять стали казнить… Но русским это решительно не нравилось! Голоса в пользу отмены смертной казни не смолкали весь XIX век. А в гуманной Европе что-то не было слышно протестов против смертной казни в это время.


Гравюра Хогарта, изображающая повешение в Тайберне

И вот статистика: только на территории Лондона и относящегося к нему графства Миддлсекс в 1810–1826 годах было казнено 2 755 человек. Одной из достопримечательностей Британской столицы были виселицы. Главная из виселиц Британии имела на разновысоких балках 21 петлю и работала без остановок 500 лет подряд, вплоть до начала XX (!!) века.

В это же самое время, и даже за больший срок – 25 лет, в годы правления Александра I, с 1821 по 1825 годы было казнено во всей России 24 (двадцать четыре) человека.

Вы представьте! Один человек в год.


И. Вишняков «Елизавета Петровна».
Все 20 лет ее правления Россия не знала смертной казни

Во всей империи. Различие в два порядка даже по абсолютным цифрам. Посчитаем жестокость властей, если можно, в пересчете на душу населения: в Российской империи жило тогда порядка 55 миллионов человек. Получается – за 25 лет казнен 1 из 2 миллионов россиян. В Миддлсексе и во всем Большом Лондоне жило порядка 8 миллионов людей. Казнен был 1 из 3 тысяч. Разница в 1 300 раз в пользу России. Во столько раз безопаснее было жить в варварской России, чем в цивилизованной, культурной Британии.

Обычное европейское зверство

«Азиатская жестокость» – привычный оборот речи. Но даже турецкие и персидские палачи – малые дети в сравнении с европейскими. Судите сами: законы Франции, Британии, многих княжеств Европы знали до 20 способов умерщвления и до 40 разных пыток, членовредительств и истязаний.

Что только не предусматривало следствие и суд для установления истины и наказания преступника!

Казни… Сожжение живьем, в том числе с использованием сырых дров, чтобы огонь помедленнее разгорался. Качели – когда человека раскачивали на виселице, и он то влетал в костер, то его выносило прочь. Так постепенно и поджаривался. Сожжение рук или ног. Сожжение постепенное. Частичное сожжение – когда к человеку привязывали снопы соломы, поджигали и пускали бежать в чистое поле.

Повешение за шею на широком ремне, чтобы агония продолжалась подольше. Повешение на крюке под ребро. Повешение вверх ногами. Подвешивание за волосы. Повешение за половой член.

Отсечение рук и ног. Вырывание сердца. Разрубание на части, причем постепенное. Разрывание лошадьми.

Нанизывание на колья. Посажение на кол. Прибивание гвоздями к деревянной статуе или к дереву.

Замуровывание в стену. Захоронение живым.

В Голландии, во Франции и в Италии некоторых преступников варили, иногда в кипятке, иногда в масле. И опускали в кипяток не сразу, а медленно спускали на веревке, делая большие остановки.

Наказания… Отрубание руки или обеих рук. Кастрация. Ослепление. Порка самыми различными предметами, включая специальные доски, кнуты и плети самых разных размеров и длины, пытки самыми разнообразными инструментами, всевозможные членовредительства.

В 1584 году был убит Вильгельм Оранский. Его убийца, Балтазар Жерар, был казнен так: «Постановлено было, что правую его руку сожгут каленым железом, что плоть его будет в шести различных местах отодрана от костей щипцами, что его заживо четвертуют и выпотрошат, что сердце вырвут из груди и бросят ему в лицо и что его, наконец, обезглавят».

О, старая добрая Англия! Так казнили убийцу государственного деятеля, но людей пытали и убивали и за бытовые преступления. За такие, которые в наше время решаются скорее гражданскими исками, чем казнями. Мастера Иоганнуса из Аугсбурга, создателя одного из соборов Кракова, ослепили за то, что он вовремя не отдал долг. По суду приговорили именно к такому наказанию и выжгли мастеру глаза.

В Париже XVII века карманным воришкам палач ломал во многих местах кости ног железной палкой, – во многих местах, чтобы никогда больше не могли ходить.
Отрубание руки за воровство – это вообще «классика», об этом и говорить-то банально. Конечно, постепенно нравы смягчались. Многие наказания оставались в законе, но практически не применялись. И сегодня в Британии всякий гражданин мужского пола старше 24 и моложе 60 лет может быть приговорен к порке плетьми – до 50 ударов. Уточнение про пол – позднего происхождения, поправка сделана в 1906 году. Но последний раз применяли закон в 1937 году.

Для сравнения: в Российской империи до реформ Александра II существовали тяжкие телесные наказания: кнут, отмененный только в 1864 году, и проход через строй. Эти наказания во многих случаях влекли за собой смерть. Общество считало эти наказания варварством, и они были отменены. Видимо, мы недостаточно цивилизованы.

С 1895 года в Британии перестали по суду клеймить железом беглого каторжника, можно лишь пороть и оставлять связанным на несколько суток, сажать в залитый водой карцер, морить голодом. Впрочем, в армии до сих пор солдат формально имеют право связывать, пороть и держать без света в карцере. Это в Британии! В законодательстве Австро-Венгрии порка плетьми существовала вплоть до 1918 года.
В России всей этой экзотики было на порядки меньше. Конечно, найти можно всякое, тем более в Средневековье. Были случаи сожжения: в 1505 году так расправились с 10 или 12 еретиками.

В 1682 году был сожжен в Пустозёрске протопоп Аввакум с тремя сподвижниками. В 1689 году в Москве, в Немецкой слободе, сожжен мистик вместе со всеми своими книгами, автор непонятных стихов в духе Нострадамуса – Квирин Кульман.

В 1738 году, в царствование Анны Иоанновны, сжигали на костре за переход в другую веру. Капитан-лейтенант Возницын, «будучи в Польше у жида Бороха Лейбова, принял жидовство (иудаизм) с совершением обрезания. Жена (вот стерва-то! Кто бы еще узнал, кабы не она!) Возницына, Елена Ивановна, учинила на него донос.

Возницын был жестоко пытан на дыбе и сожжен на костре… вместе с совратителем своим жидом Борохом Лейбовым».

При расследовании причин пожара на Морской улице Тайная канцелярия признала поджигателями, «по некоторому доказательству», крестьянского сына Петра Петрова, называемого «водолаз», да крестьянина Перфильева. Их подвергли таким тяжким смертным пыткам, что несчастные, «желая продолжать живот свой, вынуждены были облыжно показать, будто их подучали к поджогу другие люди, которые на самом деле не были причастны. В конце концов, Петрова и Перфильева сожгли живыми на том месте, где учинился пожар».

В том же 1738 году в Екатеринбурге сожжен татарин Тойгильда Жуляков. Сперва он выкрестился в православие, а потом возвратился в ислам.

Но, во-первых, эти сожжения 1738 года – последние в русской истории. В Испании, Южной Франции, Италии, Шотландии сжигали и много позже, до начала XIX века.
Во-вторых, очень мало этих сожжений. Так мало, что мы можем запомнить и учесть каждого сожженного, каждый отдельный случай. Когда события настолько немногочисленны, их можно осмыслить, как-то обдумать.

А если подобных событий сплошной вал, как в Европе? Что обсуждать, обдумывать, пересматривать? Все просто – время было такое! А что в варварской России зверства много, в цивилизованной Европе мало – все знают.

После правления Анны Иоанновны, с 1741 года, на Руси больше не было варварских способов казни. Лишь в 1775 году четвертовали Пугачёва, но ему отсекли сначала голову. Это было последнее четвертование в России.

В 1826 году декабристы, всего 20 человек, осужденные по первому разряду, были приговорены к отсечению головы, а пятеро, объявленные вне разрядов, – к четвертованию. В итоге приговоренных по первому разряду отправили на каторгу, а пятерых «вне разрядов» повесили. Даже это «ужаснуло» отвыкшее от казней общество.

После этого приговоры к отсечению головы и четвертованию более неизвестны.
С того времени и до революции применялись только два вида казни – расстрел и повешение. Так казнили революционеров при Александрах II и III. Но даже за самые тяжкие убийства неполитического характера тогда полагалась только каторга.

Смертная казнь (преимущественно через расстрел) применялась военно-полевым судом за воинские преступления в зоне ведения военных действий.

На каторге казнили (через повешение) убийц-рецидивистов, совершивших новое убийство уже во время отбытия наказания.

После революции 1905 года стали вешать не только революционеров, но и простой люд за грабежи и прочие «возмущения», волей полевых судов, по всей стране. Пик казней приходится на 1907–1910 годы, когда Столыпин ввел военно-полевые суды. Но как-то не поднимается у меня рука осудить нашего великого реформиста Петра Столыпина за его «столыпинские галстуки».


П. А. Столыпин

Сразу вспоминается, что к этому его подтолкнуло. Безумцы-«революционеры», бомбы, разорвавшие в щепки его дачу под Петербургом: 30 трупов, 24 тяжело раненных, убиты – прислуга, рабочие, кухарки, солдаты охраны.

Столыпин чудом оказался без единой царапины. И что прикажете делать с этими «террористами», чьими именами Советы так любили называть наши улицы и площади?

Отношение к казням

Но особенно различаются народы в России и на Западе по своему отношению к казням. В Средние века присутствие на публичной казни было своего рода досугом для взрослого человека. В Европе казнь была развлечением, зрелищем. На казни сходились и съезжались, как на театральное представление, везли с собой жен и детей. Считалось хорошим тоном знать по именам палачей и с видом знатоков рассуждать, что и как они делают.

Невозможно назвать какого-то ласкового, уменьшительно-домашнего названия для виселицы или палаческого топора…в России.

Ни ласковое «Виселица Машенька», ни ироничное «Тощая Фекла» у нас попросту невозможно.

А во всех странах Европы виселицы и палаческие инструменты именно так и назывались! То «Маленькая Мэри», – полный английский аналог «Машеньки» (в Лондоне), то «Тощая Гертруда» (в Кёнигсберге), то «Скорый Альберт» – палаческий топор главного палача в Аугсбурге.

В «просвещенной и цивилизованной» Англии с разделением властей и «самым первым парламентом» в мире могли повесить восьмилетнего мальчика, обвиненного в воровстве из амбаров. А толпа смеялась и пела, глядя, как его вешают.
Детей с младенчества приучали не только спокойно смотреть на зверства.

Сформировались даже британские обычаи: если младенец дотронулся ручкой до повешенного, – это на счастье, также использовали щепки от виселицы как средство от зубной боли. То ли сосали ее, то ли использовали как зубочистку.
В Германии существовало поверье, что веревка повешенного приносит в дом счастье, а во Фландрии – что рука повешенного может помочь стать невидимкой.
В Британии в 1788 году был случай, когда толпа рванулась к только что повешенному и буквально разорвала этот еще теплый труп на «сувениры».

Особенно «повезло» местному кабатчику – он завладел головой и долго показывал ее у себя в кабаке, привлекая публику, пока эта голова совсем не протухла.
Публичные казни на Гревской площади в Париже вызывали всплеск эмоций – толпа ревела, веселилась, пела, ликовала.

«Кто живал в Париже подолгу, как я, тот знает, что это было за отвращение: публичные казни, происходившие около тюрьмы „La Koquette“. Гаже, гнуснее этого нельзя было ничего и вообразить! Тысячи народа, от светских виверов и первоклассных кокоток до отребья – сутенеров, уличных потаскушек, воров и беглых каторжников проводили всю ночь в окрестных кабачках, пьянствовали, пели похабные песни и с рассветом устремлялись к кордону солдат, окружавшему площадку, где высились „деревья правосудия“ как официально называют этот омерзительный аппарат. Издали нельзя было хорошенько видеть, но вся эта масса чувствовала себя в восхищении только оттого, что она „была на казни“, так лихо и весело провела ночь в ожидании такого пленительного зрелища. В XX веке общественная нравственность, не доросшая до повсеместной отмены смертной казни, все же доросла до отмены публичных ритуалов ее исполнения (правда, не во всех странах)». Так писал Петр Дмитриевич Боборыкин, русский писатель, придумавший и опубликовавший в 1864 году слово «интеллигенция». И фанатичный «западник», к слову сказать.

Однако и в его времена, и даже во времена его отцов и дедов в деспотической и варварской России казнили лишь государственных преступников. Обычные убийцы и разбойники отправлялись на каторгу. Конечно, Нерчинск и Сахалин – не Лазурный берег, но все же лучше виселицы… А главное, не было казней на развлечение толпы, эдакого гурманского к ним отношения.

В России поведение людей, стоящих на площади и наблюдающих казнь, отличалось от поведения парижской толпы, радостным ревом сопровождающей действия палача, крики жертв, хруст костей и прочие «увлекательные» стороны зрелища.

Сохранились свидетельства голландцев, которые видели казнь Степана Разина в 1671 году. Пока палачи рубили конечности преступнику, народ молчал, только всхлипывали и крестились женщины. И сразу, не дожидаясь смерти «гулевого атамана», народ стал молча расходиться.

Так же поступали россияне, пришедшие на казнь Емельяна Пугачева в 1775 году. Вот что писал в своих записках русский ученый XVIII века Андрей Болотов о казни Емельяна Пугачева: «Удрученный народ начал расходиться сразу после казни, не желая смотреть на избиение кнутами сообщников бунтаря». Что поделаешь – варвары, дикари-с.

А если серьезно, то на что любоваться? В народном сознании Степан Разин – страшный и отвратительный преступник, обреченный на том свете вечно грызть раскаленные кирпичи. Люди пришли, чтобы участвовать в акте государственного значения: казни преступника. Они согласны с приговором, они «за». Но к чему садистские любования зрелищем? Какая разница в деталях?

Кстати, так же было и в более поздние времена. В 1883 году казнят народовольцев – убийц Александра II и случайно подвернувшегося 12-летнего мальчика. Заполнивший площадь народ вовсе не на стороне убийц. Их проклинают, ругают, кричат, чтобы в свой последний час они «попомнили Государя».

Но, во-первых, ни одна рука не поднимается для самосуда. Никто не бросает в подсудимых никакой дряни, не пытается прорваться сквозь охрану, ударить осужденных. Во-вторых, народ не развлекается. Не радуется страданиям и смерти, не делится впечатлениями, не визжит от восторга, когда табуреты выбиты из-под ног осужденных.

Народ соучаствует в делах власти. Он на стороне власти, и осуждает преступников. И притом народ серьезен, напряжен. В конце концов, казнь – это правосудие. По закону убивают людей. Присутствовать надо, смотреть надо, но нет никакой причины ликовать. Вероятно, такой же дух двигал римлянами с их знаменитым: «Закон суров, но это закон».

Когда Великая французская революция заменила виселицу гильотиной (народ «ласково» называл ее Лизеттой), Мишель Фуко в Хрониках Парижа пишет, что после введения гильотины народ жаловался, что ничего не видно и требовал возвращения виселицы. После Наполеона и Реставрации 1815 года виселицу вернули.

Ау! Наши милые русские дамы, любительницы Парижа и Куршавеля, Лазурного берега, Moet & Chandon и устриц! Знаете ли вы, что последняя публичная казнь в Париже была совершена перед Второй мировой войной?

Зато как сейчас «французики из Бордо» кокетливо возмущаются: «Ах, эти брутальные американцы повесили Саддама Хусейна! как это не комильфо!»

Да, кстати, потрясающе воспоминание Александра Вертинского о том, как он случайно оказался на площади его любимого Парижа, где орала и веселилась толпа. «Русский дикарь», прибывший из варварской страны, не оценил зрелища настолько, что тут же спустился в кабачок «залить» увиденное. Следом спустился и давешний поклонник его таланта, хорошо одетый, точно с бала – во фраке. Они вместе выпили, новый знакомый убеждал Вертинского больше не ходить на такие зрелища, они же не для нервов человека искусства!

Этот милейший человек позже оказался официальным палачом города Парижа.

И теперь после описаний Боборыкина и Вертинского вы еще готовы принимать всерьез разговоры о любви русских к жестокости? Варварская, крепостная Россия… И почему эти дикие русские во время казней не ревели в радостном возбуждении, а молча угрюмо крестились и молились за упокой души казненных? Наверное, от недостатка цивилизованности, не иначе.

Может, вместо самобичевания, нам заговорить погромче как раз о садизме наших соседей по Европе?

Не только казни

В России принято считать, что интерес к чужому страданию – не признак здоровой психики. Но на Западе думают иначе.

В Британии XIX века был такой обычай: джентльмены из верхов общества водили своих дам в тюрьмы, где по пятницам или субботам пороли проституток.

Джентльмены заранее оплачивали места, платили побольше, чтобы их пропустили поближе, где лучше видно. За хорошие места приходилось доплачивать, приходить заранее.

Джентльмены с дамами ехали на «увлекательное» мероприятие. Было хорошим тоном знать по именам палачей, комментировать их действия, знать проституток и сравнивать их поведение с «прошлым разом» или с какой-то другой, давней поркой.

Порки проституток по определенным дням недели отменили только в 1865 году. Еще раз подчеркну: это не развлечение простонародья! Аристократический обычай верхов общества.

Для низов были другие развлечения: например, травля бульдогами привязанных к изгородям быков. Или собачьи бои. Британцы очень любят животных, особенно собак. Но почему-то распространению собачьих боев это нисколько не мешало. С начала XX века Общество по предотвращению жестокого обращения с животными и полиция пытаются остановить безобразие, но безуспешно. Как организовывались и проводились собачьи бои, хорошо описывал Джек Лондон в своем «Белом клыке».

Музеи пыток

Еще одна удивительная черта западного образа жизни, которую трудно понять россиянину. Во всех странах Запада существуют музеи средневековых пыток.
Там выставлены орудия пыток, муляжи «обработанных» частей тела, соответствующие картины и целые группы манекенов, изображающих судей, палачей и жертв. Обычно эти музеи неплохо отражают эту сторону местной истории…

Мы могли бы завести музеи нисколько не хуже. Представляю, как смотрелся бы Музей Малюты Скуратова в Москве или Музей Тайной канцелярии в Петербурге! Но у нас таких музеев нет. Ближайший Музей пыток находится в Кракове, на Флорианской улице. Есть такие музеи и в Кёльне, и в Мюнхене, и в городах Британии и Франции. В них всегда много посетителей.

Правда, признаюсь, лет 5 назад единственный раз я наткнулся в России на тоже своего рода «музей пыток». Это было в Нижнем Новгороде. Музей представлял из себя крошечную передвижную выставку из 2-х комнат. Была пара восковых фигур типа Иван Грозный с посохом и злым выражением лица. Десяток ретрофотографий. Ну и «разложенные» под стеклом разные «пытошные инструменты». Отсутствие иллюстрированного материала заменялось красочным рассказом экскурсовода «как что тогда было».

Двум девушкам, бывшим со мной в одной группе, стало плохо и они уже в середине экскурсии выбежали на свежий воздух. Я дотерпел, познакомился с директором заведения. Он в сердцах жаловался, что ездит с этим «добром» по Поволжью и вконец прогорел. Не идет народ смотреть на орудия пыток.

Видимо, нет в нашей культуре в отличие от общеевропейской чего-то, что заставляет людей интересоваться жестокостью, смотреть на акты бесчеловечности. Современный европеец сегодня не может попасть на публичную казнь и даже на порку проституток. Но в Музей пыток он идет.

О телевизионной жестокости

И в еще одно место легко попадает житель цивилизованного Запада: включая телевизор, он получает полной мерой зрелища жестокости, насилия, вражды, смерти, массовой гибели.

Родственная область, но требующая большей активности: компьютерные игры. Некоторые специалисты считают эти игрушки даже полезными: люди проявляют агрессивность в виртуальном мире, оставаясь в реале милыми, улыбчивыми и добрыми.

Отмечу главное: в России до недавнего времени таких оригинальных стрелялок не придумывали. Много сочинили компьютерных игр, но почему-то «кровожадные» русские сделали игры совершенно иного направления. Эту дрянь у нас обычно переводят, адаптируют…

Да и фильмы… Хотя уже кое в чем мы «догнали и обогнали Запад»…

Но анализировать деформацию нашей души и наших цивилизационных ценностей, произошедших в России за последние 20–25 лет, не задача моего труда. Слишком много придется тогда сказать. Все-таки я пишу более историческую книгу, чем публицистику.

Опять переключение? Кошмарные фильмы нужны, чтобы выпустить агрессивность в виртуале и остаться хорошим в реале? Если даже так, то факты показывают: россияне гораздо меньше любят жестокость, чем западный человек.

Человек никогда не применит в реальности то, что делает в компьютерной игрушке, смотрит в фильме? Гм… Устрашающая жестокость американцев во Вьетнаме заставляет меня в этом усомниться. Жизнь доказала – человек легко переходит от теории к практике. Очень даже легко способен переходить!

Литература:
1. Иванов В. В. Русь Великая. М.: Современник, 1983
2. Жильцов С. В. Смертная казнь в праве Древней Руси и юрисдикция Великого князя в ее применении // Правоведение. 1997. № 4
3. Мотли Д. Л. Возникновение Голландской республики. М., 1937
4. Пыляев М. Старый Петербург. СПб., 1883
5. Чехов А. П. Остров Сахалин // Полн. собр. соч. и писем в 30 тт. Т. 14. СПб., 1893
6. Боборыкин П. Д. За полвека (мои воспоминания). М.-Л., 1929
7. Вертинский А. Избранное (годы эмиграции). М., 1990

В. Р. Мединский

Тайны однодолларовой купюры


Все, наверное, видели или даже держали в руках купюру достоинством в один доллар. Но задумывался ли кто-нибудь, что означают знаки и надписи, изображенные на ней? Итак, давайте сначала просто посмотрим на однодолларовую купюру, вот она:
Оформлял ее по просьбе будущего вице-президента США Уоллеса русский эмигрант Сергей Макроновский. Считается, что под этим псевдонимом скрывался знаменитый художник, мистик, теософ Николай Рерих. В пользу версии говорит многое. В 1920-м Рерих переехал с женой в США, основал «Общество Агни-Йоги», создал Институт объединенных искусств в Нью-Йорке. Дружил с таким же мистиком Генри Уоллесом, который позже стал ближайшим помощником Рузвельта. Явно с подачи Генри в 1935 году в Белом доме представители 21 страны мира подписали Пакт Рериха о защите памятников искусства. На церемонии был сам президент.
Ясно, что даже Рериху не позволили бы рисовать на национальной валюте все, что ему вздумается. Значит, был чей-то заказ. Явно не друга Генри. Он еще не имел большой политической силы. Рузвельт тоже не помышлял пока о президентстве, был губернатором Нью-Йорка. Значит, за спиной Генри был очень влиятельный человек или группа лиц, которые могли вот так запросто изменить дизайн национальной валюты. Купюра, обратите внимание, была выпущена в 1928 году. Буквально на следующий год экономика США грохнулась в считанные дни. Наступила Великая депрессия. Ладно бы она свирепствовала лишь в США. Эпидемия перекинулась в Европу. Тяжелее всех пришлось Германии. На фоне кризиса тогда к власти пришел Гитлер. Америку же лечить от депрессии пришлось Рузвельту. Через пять лет после выхода странной банкноты. Сейчас много говорят о «новом курсе» Рузвельта, исцелившем страну от депрессии. На самом деле тот легендарный New Deal переводится иначе — новая сделка. Она и была заключена между государством и крупным бизнесом, который обязали делиться частью доходов, чтобы не потерять все. А настоящий новый курс, зашифрованный на новой долларовой банкноте, не афишировался. Это был курс на вытеснение фунта стерлингов как единственной мировой валюты с 1840 года и установление нового мирового порядка, где будет править Доллар. Все, имеющие сбережения в долларах должны знать следующее.
Почему люди, стоявшие за Рерихом, выбрали простую однодолларовую купюру? Не лучше ли запечатлеть цель на 100-баксовых бумажках? Или на 10- и 100-тысячных (выпускали и такие!).
Многие тайные общества с давних времен придавали единице сакральное значение, возвышая ее над всеми другими цифрами. В первую очередь — легендарные тамплиеры, основоположники современного масонства. О них писал Дэн Браун в бестселлере «Код да Винчи». Для тамплиеров единица означала «единство в многообразии». На публике ты можешь принимать любой образ, выступать от имени любых, даже враждебных, партий. Но внутри, среди «своих», должен сохранять единство. По учению тамплиеров, единица означает также, что нет никакого отличия между добром и злом. Это было зафиксировано на флаге тайных рыцарей: четыре чередующихся белых и черных квадрата. Белые — символ добра, черные — зла. По латыни: «E PLURIBUS UNUM».
Присмотримся повнимательнее к белоголовому орлану, символу США. В его клюве — надпись «E PLURIBUS UNUM», состоящая из 13 букв. Грудь прикрывает щит с 13 полосами. В одной лапе зажаты 13 стрел, в другой — ветка оливы с 13 листьями и 13 плодами. 32 пера на одном крыле орла — число степеней посвященности в обычных масонских ложах. 33 пера на другом — символ 33-й, высшей и особо тайной, степени. А над самим орлом, то бишь над Соединенными Штатами, парит шестиконечная звезда Давида (символ «избранного народа»), составленная из 13 белых пятиконечных звезд.
Слева на однодолларовой купюре Рерих поместил большую печать США. На ней — пирамида, один из главных символов вольных каменщиков. Так зовут себя братья-масоны, якобы ведущие родословную от жрецов и тайных обществ Древнего Египта. Но эта пирамида какая-то странная. Усеченная. Сложена из 13 ступеней. Исследователи называют ее «пирамидой Иллюминатов (Просвещенных)». Это целая группа старинных масонских лож. Структура иллюминатов состоит из 13 степеней посвящения, что наглядно отражено в 13 ступенях пирамиды на долларе, на которых зашифровано число «MDCCLXXVI» или 1776-й год, который по счастливому совпадению является годом основания тайного ордена Иллюминатов.
Вершина обезглавленной пирамиды как бы парит в лучах над основанием. В треугольнике (еще один масонский символ!) виден глаз. Специалисты называют его по-разному: «Всевидящее Око», око «Великого Архитектора Вселенной» — шефа всех масонов, «глаз Люцифера». Того самого, Сатаны!
Над глазом надпись по-латыни опять же из 13 (!) букв: «Annuit Coeptis». «Оно поддерживает (благословляет) нас!» Имеется в виду загадочное око в треугольнике. Снизу пирамиду окаймляет лента с девизом на латыни «Novus ordo seclorum» («Новый мировой порядок»).
В этом плане более интересным выглядит тот факт, что если нарисовать звезду Давида, то получается слово M-A-S-O-N.
Что же мы получаем в итоге? «Благословлен Новый мировой порядок!» Тот самый, основанный на принципах масонства. Всевидящее Око, Люцифер царит над пирамидой — всеми народами мира. Для принявших новые условия — ветвь оливы в лапе орла. Для непокорных — стрелы!
В какого Бога верят?
Самую главную тайну Рерих зашифровал в центре купюры. Поверху идет броская надпись: «Соединенные Штаты Америки». Чуть ниже благочестивая на первый взгляд фраза: «In God We Trust» («Мы верим в Бога»). В какого? Америка официально страна христианская. Однако ни одного привычного христианского символа на долларовой купюре вы не найдете. Тот же крест, например, отсутствует. Зато всюду царит «чертова дюжина», несчастливое для простых людей число 13. Минимум девять раз повторяется на маленькой бумажке. Не странно ли? Так в какого же «Бога» предлагают верить американцам и всему миру? Ответ дан в самом центре. Крупными буквами. Раскройте глаза.
Видите? Орла и пирамиду с оком объединяет слово «ONE». «ОДИН», «ОДНО». Что это? Проще всего ответить: номинал купюры. Но такая надпись уже обозначена ниже. И в каждом из четырех углов нарисована единица (цифра и слово). А это самое крупное слово из трех букв стоит особняком, без всяких дополнений. Не случайно. Масоны же любят символы. Взгляните на их девиз в клюве орла «Единство в многообразии!». Еще он читается: «Из Множества Одно». Специалисты по тайным символам советуют внимательно приглядеться к графическому исполнению слова O N E. Крупные буквы стоят на достаточном отдалении друг от друга. Их три, а значит, Множество. Но при этом каждая последующая буква имеет точку пересечения с предыдущей. Отсюда впечатление, что надпись цельная, монолитная — Одно. И мы видим на купюре однозначный ответ:
Соединенные Штаты Америки
Мы верим в Бога
Он ОДИН
Один ДОЛЛАР
Девять раз по тринадцать. Девятка — знак «грешного соблазненного человека». Получается такое выражение: «Грешного человека соблазняет Бог». Если 13 умножить на 9 получается 117: 1+1+7=9. А это означает, что чем больше у человека долларов, тем грешнее человек, потому что он перестал верить в силу Бога, а начал верить в силу банкноты, ради которой согласен совершить любой поступок.
Когда в США начали вводить новые купюры, на которых не было вышеперечисленных знаков 13 и появилось 52 звездочки, и был нарушен замысел Бога, банкоматы в октябре 2003 года отказались их принимать, и до сих пор никто не знает этой причины.

Благоуханна Европа


Европейцы во все времена считали Россию варварской страной. И мы сами нередко выражаемся о ней в том же духе. О нынешних временах говорить не буду, но можно с уверенность сказать, что вплоть до 19 века Россия, несмотря на все недостатки, была самым цивилизованным из европейских государств.
Многие с тоской представляют себе старую Европу с благородными рыцарями (ха-ха), готовыми на подвиги во имя прекрасных дам (хо-хо), с прекрасными дворцами и галантными мушкетерами (ну-ну), с пышными королевскими приемами и благоухающими садами Версаля. Многие думают: ну почему я не родился (родилась) в те красивые времена? Почему мне приходится жить в эти скучные годы, когда о чести и красоте забыли?
Поверьте — вам очень повезло.
До 19 века в Европе царила ужасающая дикость. Забудьте о том, что вам показывали в фильмах и фэнтезийных романах. Правда — она гораздо менее… хм… благоуханна. Причем это относится не только к мрачному Средневековью. В воспеваемых эпохах Возрождения и Ренессанса принципиально ничего не изменилось.
Кстати, как ни прискорбно, но почти за все отрицательные стороны жизни в той Европе ответственна христианская церковь. Католическая, в первую очередь. Теперь я понимаю князя Мышкина, который говорил, что «католичество — еще хуже, чем атеизм».

Предлагаю вашему вниманию подборку фактов о быте европейцев. Взяты по большей части из этой замечательной статьи: http://absentis.front.ru/abs/lsd_0_add_europe_smell.htm (или, точнее, не статьи, а одной из глав недописанной книги). Их много… но это того стоит. Итак.

Античный мир возвел гигиенические процедуры в одно из главных удовольствий, достаточно вспомнить знаменитые римские термы. До победы христианства только в одном Риме действовало более тысячи бань. Христиане первым делом, придя к власти, закрыли все бани.

К мытью тела тогдашний люд относился подозрительно: нагота – грех, да и холодно — простудиться можно. Горячая же ванна нереальна — дровишки стоили уж очень дорого, основному потребителю — Святой Инквизиции — и то с трудом хватало, иногда любимое сожжение приходилось заменять четвертованием, а позже — колесованием.

Королева Испании Изабелла Кастильская (конец XV в.) признавалась, что за всю жизнь мылась всего два раза — при рождении и в день свадьбы. Дочь одного из французских королей погибла от вшивости. Папа Климент V погибает от дизентерии, а Папа Климент VII мучительно умирает от чесотки (как и король Филипп II). Герцог Норфолк отказывался мыться из религиозных убеждений. Его тело покрылось гнойниками. Тогда слуги дождались, когда его светлость напьется мертвецки пьяным, и еле-еле отмыли.

Русские послы при дворе Людовика XIV писали, что их величество «смердит аки дикий зверь». Самих же русских по всей Европе считали извращенцами за то, что те ходили в баню раз в месяц — безобразно часто.

Если в ХV — ХVI веках богатые горожане мылись хотя бы раз в полгода, в ХVII — ХVIII веках они вообще перестали принимать ванну. Правда, иногда приходилось ею пользоваться — но только в лечебных целях. К процедуре тщательно готовились и накануне ставили клизму. Французский король Людовик ХIV мылся всего два раза в жизни — и то по совету врачей. Мытье привело монарха в такой ужас, что он зарекся когда-либо принимать водные процедуры.

В те смутные времена уход за телом считался грехом. Христианские проповедники призывали ходить буквально в рванье и никогда не мыться, так как именно таким образом можно было достичь духовного очищения. Мыться нельзя было еще и потому, что так можно было смыть с себя святую воду, к которой прикоснулся при крещении. В итоге люди не мылись годами или не знали воды вообще. Грязь  и вши считались особыми признаками святости. Монахи и монашки подавали остальным христианам соответствующий пример служения Господу.

На чистоту смотрели с отвращением. Вшей называли «Божьими жемчужинами» и считали признаком святости. Святые, как мужского, так и женского пола, обычно кичились тем, что вода никогда не касалась их ног, за исключением тех случаев, когда им приходилось переходить вброд реки.

Люди настолько отвыкли от водных процедур, что доктору Ф.Е. Бильцу в популярном учебнике медицины конца XIX(!) века приходилось уговаривать народ мыться. «Есть люди, которые, по правде говоря, не отваживаются купаться в реке или в ванне, ибо с самого детства никогда не входили в воду. Боязнь эта безосновательна, — писал Бильц в книге «Новое природное лечение», — После пятой или шестой ванны к этому можно привыкнуть…». Доктору мало кто верил…

Духи — важное европейское изобретение — появились на свет именно как реакция на отсутствие бань. Первоначальная задача знаменитой французской парфюмерии была одна — маскировать страшный смрад годами немытого тела резкими и стойкими духами.

Король-Солнце, проснувшись однажды утром в плохом настроении (а это было его обычное состояние по утрам, ибо, как известно, Людовик XIV страдал бессонницей из-за клопов),  повелел всем придворным душиться. Речь идет об эдикте Людовика XIV, в котором говорилось, что при посещении двора следует не жалеть крепких духов, чтобы их аромат заглушал зловоние от тел и одежд.

Первоначально эти «пахучие смеси» были вполне естественными. Дамы европейского средневековья, зная о возбуждающем действии естественного запаха тела, смазывали своими соками, как духами, участки кожи за ушами и на шее, чтобы привлечь внимание желанного объекта.

С приходом христианства будущие поколения европейцев забыли о туалетах со смывом на  полторы тысячи лет, повернувшись лицом к ночным вазам. Роль забытой канализации выполняли канавки на улицах, где струились зловонные ручьи помоев. Забывшие об античных благах цивилизации люди справляли теперь нужду где придется. Например, на парадной лестнице дворца или замка. Французский королевский двор периодически переезжал из замка в замок из-за того, что в старом буквально нечем было дышать. Ночные горшки стояли под кроватями дни и ночи напролет.

После того, как французский король Людовик IX (ХIII в.) был облит дерьмом из окна, жителям Парижа было разрешено удалять бытовые отходы через окно, лишь трижды предварительно крикнув: «Берегись!» Примерно в 17 веке для защиты голов от фекалий были придуманы широкополые шляпы.

Изначально реверанс имел своей целью всего лишь убрать обосранную вонючую шляпу подальше от чувствительного носа дамы.

В Лувре, дворце французских королей, не было ни одного туалета. Опорожнялись во дворе, на лестницах, на балконах. При «нужде» гости, придворные и короли либо приседали на широкий подоконник у открытого окна, либо им приносили «ночные вазы», содержимое которых затем выливалось у задних дверей дворца.

То же творилось и в Версале, например во время Людовика XIV, быт при котором хорошо известен благодаря мемуарам герцога де Сен Симона. Придворные дамы Версальского дворца, прямо посреди разговора (а иногда даже и во время мессы в капелле или соборе), вставали и непринужденно так, в уголочке, справляли малую (и не очень) нужду.

Король-Солнце, как и все остальные короли, разрешал придворным использовать в качестве туалетов  любые уголки Версаля и других замков. Стены замков оборудовались тяжелыми портьерами, в коридорах делались глухие ниши. Но не проще ли было оборудовать какие-нибудь туалеты во дворе или просто бегать в парк? Нет, такое даже в голову никому не приходило, ибо на страже Традиции стояла …диарея. Беспощадная, неумолимая, способная застигнуть врасплох кого угодно и где угодно. При соответствующем качестве средневековой пищи понос был перманентным. Эта же причина прослеживается в моде тех лет на мужские штаны-панталоны, состоящие из одних вертикальных ленточек в несколько слоев. Парижская мода на большие широкие юбки, очевидно, вызвана теми же причинами. Хотя юбки использовались также и с другой целью — чтобы скрыть под ними собачку, которая была призвана защищать Прекрасных Дам от блох.

Естественно, набожные люди предпочитали испражняться лишь с Божией помощью — венгерский историк Иштван Рат-Вег в «Комедии книги» приводит виды молитв из молитвенника под названием: «Нескромные пожелания богобоязненной и готовой к покаянию души на каждый день и по разным случаям», в число которых входит «Молитва при отправлении естественных потребностей».

Не имевшие канализации средневековые города Европы зато имели крепостную стену и оборонительный ров, заполненный водой. Он роль «канализации» и выполнял. Со стен в ров сбрасывалось дерьмо. Во Франции кучи дерьма за городскими стенами разрастались до такой высоты, что стены приходилось надстраивать, как случилось в том же Париже — куча разрослась настолько, что говно стало обратно переваливаться, да и опасно это показалось — вдруг еще враг проникнет в город, забравшись на стену по куче экскрементов.

Улицы утопали в грязи и дерьме настолько, что в распутицу не было никакой возможности по ним пройти. Именно тогда, согласно дошедшим до нас летописям, во многих немецких городах появились ходули, «весенняя обувь» горожанина, без которых передвигаться по улицам было просто невозможно.

Вот как, по данным европейских археологов, выглядел настоящий французский рыцарь на рубеже XIV-XV вв: средний рост этого средневекового «сердцееда» редко превышал один метр шестьдесят (с небольшим) сантиметров (население тогда вообще было низкорослым). Небритое и немытое лицо этого «красавца» было обезображено оспой (ею тогда в Европе болели практически все). Под рыцарским шлемом, в свалявшихся грязных волосах аристократа, и в складках его одежды во множестве копошились вши и блохи.
Изо рта рыцаря так сильно пахло, что для современных дам было бы ужасным испытанием не только целоваться с ним, но даже стоять рядом (увы, зубы тогда никто не чистил). А ели средневековые рыцари все подряд, запивая все это кислым пивом и закусывая чесноком — для дезинфекции.

Кроме того, во время очередного похода рыцарь сутками был закован в латы, которые он при всем своем желании не мог снять без посторонней помощи. Процедура надевания и снимания лат по времени занимала около часа, а иногда и дольше. Разумеется, всю свою нужду благородный рыцарь справлял… прямо в латы.

Некоторые историки были удивлены, почему солдаты Саллах-ад-Дина так легко находили христианские лагеря. Ответ пришел очень скоро — по запаху.

Если в начале средневековья  в Европе одним из основных продуктов питания были желуди, которые ели не только простолюдины, но и знать, то впоследствии (в те редкие года, когда не было голода) стол бывал более разнообразным. Модные и дорогие специи использовались не только для демонстрации богатства, они также перекрывали запах, источаемый мясом и другими продуктами.

В Испании в средние века женщины, чтобы не завелись вши, часто натирали волосы чесноком.

Чтобы выглядеть томно-бледной, дамы пили уксус. Собачки, кроме работы живыми блохоловками, еще одним способом пособничали дамской красоте: в средневековье собачьей мочой обесцвечивали волосы.

Сифилис ХVII -XVIII веков стал законодателем мод. Гезер писал, что из-за сифилиса исчезала всяческая растительность на голове и лице. И вот кавалеры, дабы показать дамам, что они вполне безопасны и ничем таким не страдают, стали отращивать длиннющие волосы и усы. Ну, а те, у кого это по каким-либо причинам не получалось, придумали парики, которые при достаточно большом количестве сифилитиков в высших слоях общества быстро вошли в моду и в Европе и в Северной Америке. Сократовские же лысины мудрецов перестали быть в почете до наших дней.

Благодаря уничтожению христианами кошек расплодившиеся крысы разнесли по всей Европе чумную блоху, отчего пол-Европы погибло. Спонтанно появилась новая и столь необходимая в тех условиях профессия крысолова. Власть этих людей над крысами объясняли не иначе как данной дьяволом, и потому церковь и инквизиция при каждом удобном случае расправлялись с крысоловами, способствуя таким образом дальнейшему вымиранию своей паствы от голода и чумы.

Методы борьбы с блохами были пассивными, как например палочки-чесалочки. Знать с насекомыми борется по своему — во время обедов Людовика XIV в Версале и Лувре присутствует специальный паж для ловли блох короля.   Состоятельные дамы, чтобы не разводить «зоопарк», носят шелковые нижние рубашки, полагая, что вошь за шелк не уцепится, ибо скользко. Так появилось шелковое нижнее белье, к шелку блохи и вши действительно не прилипают.

Влюбленные трубадуры собирали с себя блох и пересаживали на даму, чтоб кровь смешалась в блохе.

Кровати, представляющие собой рамы на точеных ножках, окруженные низкой решеткой и обязательно с балдахином в средние века приобретают большое значение. Столь широко распространенные балдахины служили вполне утилитарной цели — чтобы клопы и прочие симпатичные насекомые с потолка не сыпались.

Считается, что мебель из красного дерева стала столь популярна потому, что на ней не было видно клопов.

Кормить собой вшей, как и клопов, считалось «христианским подвигом». Последователи святого Фомы, даже наименее посвященные, готовы были превозносить его грязь и вшей, которых он носил на себе. Искать вшей друг на друге (точно, как обезьяны — этологические корни налицо) — значило высказывать свое расположение.

Средневековые вши даже активно участвовали в политике — в городе Гурденбурге (Швеция) обыкновенная вошь (Pediculus) была активным участником выборов мэра города. Претендентами на высокий пост могли быть в то время только люди с окладистыми бородами. Выборы происходили следующим образом. Кандидаты в мэры садились вокруг стола и выкладывали на него свои бороды. Затем специально назначенный человек вбрасывал на середину стола вошь. Избранным мэром считался тот, в чью бороду заползало насекомое.

Пренебрежение гигиеной обошлось Европе очень дорого: в XIV веке от чумы («черной смерти») Франция потеряла треть населения, а Англия и Италия — до половины.

Медицинские методы оказания помощи в то время были примитивными и жестокими. Особенно в хирургии. Например, для того, чтобы ампутировать конечность, в качестве «обезболивающего средства» использовался тяжелый деревянный молоток, «киянка», удар которого по голове приводил к потере сознания больного, с другими непредсказуемыми последствиями. Раны прижигали каленым железом, или поливали крутым кипятком или кипящей смолой. Повезло тому, у кого всего лишь геморрой. В средние века его лечили прижиганием раскаленным железом. Это значит — получи огненный штырь в задницу — и свободен. Здоров.

Сифилис обычно лечили ртутью, что, само собой, к благоприятным поледствиям привести не могло.

Кроме клизм и ртути основным универсальным методом, которым лечили всех подряд, являлось кровопускание. Болезни считались насланными дьяволом и подлежали изгнанию — «зло должно выйти наружу». У истоков кровавого поверья стояли монахи — «отворители крови». Кровь пускали всем — для лечения, как  средство борьбы с половым влечением, и вообще без повода — по календарю. «Монахи чувствовали себя знатоками в искусстве врачевания и с полным правом давали рекомендации». Основная проблема была в самой порочной логике такого лечения — если улучшение у больного не наступало, то вывод делался только один — крови выпустили слишком мало. И выпускали еще и еще, пока больной от потери крови не умирал. Кровопускание, как  излюбленный метод лечения всех болезней, унесло, вероятно, жизней не менее, чем чума.

Была в средневековой европе и хирургия. Даже если хирург научился резать быстро — а к этому они и стремились, памятуя Гиппократа: «Причиняющее боль должно быть в них наиболее короткое время, а это будет, когда сечение выполняется скоро» — то из-за отсутствия обезболивания даже виртуозная техника хирурга выручала лишь в редких случаях. В Древнем Египте попытки обезболивания делались уже в V–III тысячелетиях до н.э. Анестезия в Древней Греции и Риме, в Древнем Китае и Индии осуществлялась с использованием настоек мандрагоры, белладонны, опия и т.п., в ХV-ХIII веках до н.э. для этой цели был впервые применен алкоголь. Но в христианской Европе обо всем этом позабыли.

Широко распространяются в средневековье лекарства из трупов и размолотых костей. Гарманн приводит также рецепт «божественной воды», названной так за свои чудесные свойства: берется целиком труп человека, отличавшегося при жизни добрым здоровьем, но умершего насильственной смертью; мясо, кости и внутренности разрезаются на мелкие кусочки; все смешивается и с помощью перегонки превращается в жидкость.

Нарочитое пренебрежение к смерти и презрение к земной жизни проявилось в таком явлении, как мода на человеческие черепа. Историк Рат-Вег поражался такому обычаю, широко распространенном в Европе еще в 18-ом веке:
«Трудно представить, что человеческий череп когда-то был предметом моды. Ненормальная мода родилась в Париже в 1751 году. Знатные дамы устанавливали череп на туалетный столик, украшали его разноцветными лентами, устанавливали в него горящую свечу и временами погружались в благоговейное созерцание». Но удивляться тут особенно нечему — у такого отношения к человеческим останкам глубокие корни. Христиане тысячелетие насаждали культ поклонения мощам. Как известно, первые христиане жили в катакомбах в окружении трупов.

Для языческой культуры это было неприемлемым явлением. Евнапий из Сард в IV веке описывал осквернение христианами языческого храма Сераписа: «они привели в это священное место так называемых монахов, которые имеют хотя человеческий образ, но …. собирают кости и черепа людей, уличенных в преступлениях и казненных по приговору суда, выдают их за богов и повергаются ниц перед ними». Этим культом мертвых тел, а также культом евхаристии, Церковь добилась того, что народ  в Европе еще в 17-ом веке свято верил, что истертые в порошок черепа и костяшки пальцев очень полезны для здоровья. Из обожженных костей счастливых супругов или страстных любовников приготовляли возбуждающий любовный напиток.

Выражение «переплет из человеческой кожи» скорее вызовет ассоциации только с пропагандистскими байками вроде «абажуров из кожи в Бухенвальде» и «мыла из евреев». Но если на пресловутые абажуры посмотреть нигде не получится ввиду их отсутствия, то прототипы этого «навета» вполне реальны. Книг, переплетенных в человеческую кожу, в библиотеках достаточно. Книги или пергамент, обернутые в человеческую кожу, появились в средневековье, когда стало широко практиковаться дубление человеческой кожи (и сохранение других частей тела). Эти книги до нас не дошли, хотя есть некоторые исторические сообщения касательно Библии XIII-ого века и текста Decretals (Католическое церковное право), написанных на человеческой коже.

Среди других переплетенных в человеческую кожу документов — копия Прав Человека и нескольких копий французской Конституции 1793 г.

Великий инквизитор Испании Томас де Торквемада (1420-1498), широко прославившийся своей священной борьбой с еретиками, стал своеобразным «лицом Инквизиции», наряду с Крамером и Шпренгером. Торквемада с истинно христианским человеколюбием сжег на кострах 10 220 человек. Гораздо меньше известно другое — сколько человеческого материала «врагов народа» было использовано более рационально. Сжигание заживо эмоционально заслоняет от нас куда большее количество «общественно полезных» приговоров образовавшейся в Испании «экономической инквизиции». Например, тем же Торквемадой к ссылке на галеры было приговорено 97 371 человек. Именно на галерах должны были эти еретики искупать свою вину перед Господом. Томас Торквемада был духовником инфанты Изабеллы Кастильской (той самой, которая гордилась тем, что мылась два раза в жизни).

В отношении «истинных» врагов Церкви (то есть, например, тех кто отказывался признать свою вину или посмел не «заложить» свою семью, родственников и друзей) Инквизиция была непримирима — только костер. У остальных еретиков всегда был выбор: быстрая смерть в огне (тогда еще быстрая — сожжение на сырых дровах христиане придумают позже) или галеры. Ссылка на галеры фактически являлась той же смертной казнью, только отложенной — большинство приговоренных к пожизненной каторге не доживало даже до окончания второго года заключения.

Инквизиция в истории и стереотипах


Инквизиторы — зловещие фигуры из Средневековья, сопровождаемые ореолом рассказов о фанатизме, пытках, кострах, убийствах. Одиозные гонители еретиков, готовые на все ради чистоты веры. Священная ярость горит в запавших глазах, и новая жертва вспыхнет на костре — во славу Господа!

Стереотип: Инквизиция существовала в средневековье.

И в средневековье тоже. Временем начала инквизиции стоит считать первую половину ХIII века. Религиозные репрессии существовали задолго до этого, но развитой организации для искоренения ереси еще не существовало. Усиление церкви при папе Иннокентии III, амбициозное стремление каждого папы стать «царем над царями» и угроза альбигойской ереси на юге Франции требовали новых средств для укрепления вертикали власти. Поиск и осуждение еретиков тогда были обязанностью местных епископов. Но епископ мог опасаться злить свою паству, а мог быть просто подкуплен, потому для репрессий лучше подходил «ревизор» со стороны.

На заметку: слово «инквизиция» переводится с латыни как «расследование». Соответственно, инквизитор — следователь. Официальное название данной конторы звучит как «Святой отдел расследований еретической греховности». В оригинале — Inquisitio Haereticae Pravitatis Sanctum Officium. Святая инквизиция — сокращение.

Папа Григорий IХ, идейный последователь Иннокентия, передал борьбу с ересью в ведение монашеских орденов, в основном доминиканского ордена. Так родилась инквизиция как развитая централизованная организация профессиональных искоренителей вредных идей.

Святой Доминик, основатель того самого ордена. Обратите внимание на собаку с факелом слева — символ ордена. Интересно, что «доминиканцы» на латыни созвучно со словосочетанием «псы господни»
(Dominicanes — Domini canes).

Стереотип: Инквизиция существовала только на территории католических стран Западной Европы.

И да и нет. Инквизиция как развитая, дисциплинированная и влиятельная организация действительно существовала только в католической Европе. Но гонения на еретиков и сожжение ведьм, действия, которыми славится инквизиция, имели место и в других странах. Более того, по сравнению с некоторыми некатоликами инквизиторы кажутся образцом гуманности и терпимости.

Один из известнейших протестантских лидеров Жан Кальвин четко сформулировал свою доктрину «правильной» веры и инаковерующих называл еретиками. В Женеве под властью Кальвина ересь приравнивалась к государственной измене и наказывалась соответственно. Роль инквизиции в Женеве выполняла консистория из двенадцати старейшин. Как и католические инквизиторы, старейшины лишь устанавливали вину, оставляя наказания светским властям. За пять лет смертный приговор был вынесен пятидесяти восьми религиозным преступникам, еще больше село в тюрьму. Идейные наследники Кальвина достойно продолжали его дело.

Россия тоже не отставала от «прогрессивных западных трендов». Сколько бы современные православные священники ни открещивались от жестокости папистов, история говорит не в их пользу. В Московии и позже в Российской империи задокументировано достаточно случаев сожжения за богохульство, колдовство или «аморалку». Были среди православных и свои преследуемые ереси: стригольщики, жидовствующие, старообрядцы.

Религиозная нетерпимость находила поддержку у государства, что зафиксировано в ряде документов. Соборное уложение 1649 года диктовало сожжение как наказание за религиозные преступления. Царь Алексей Михайлович и даже Петр I издавали указы, в которых за колдовство полагалась казнь. При Петре, кстати, ненадолго был учрежден Приказ инквизиторских дел.

Картина «Сожжение протопопа Аввакума», написана Г. Мясоедовым. Аутодафе по-русски.

Стереотип: Любое инакомыслие в глазах церкви — ересь.

Слово «ересь» имеет четкое определение. Ересь — это неверное (с точки зрения господствующей доктрины) понимание священного текста. Иначе говоря, еретик признает Библию священным писанием, но не согласен с ее официальной трактовкой. То есть для христианина еретиком может быть «неправильный» христианин, но не атеист и не язычник. Например, для католика еретиком будет, например, катар, но и для катара католик — самый настоящий еретик.

Иноверцы же не подпадают под юрисдикцию церкви и потому не могут быть осуждены инквизицией. Из-за этого, кстати, святой отдел расследований слабо прижился в колониях — европейцев-христиан там меньше, чем туземцев. Индейца нельзя было осудить за язычество, а вот крестьянку, молящую идол о плодородии, можно — она крещена.

Занятие наукой или, например, оккультизмом также сами по себе не делают человека еретиком. Впрочем, попасть на суд инквизиции можно не только за ересь, ведь колдовство — отдельная «статья». Да и за богохульство или аморальные деяния (разврат и содомия) можно было ждать серьезных неприятностей.

Стереотип: Инквизиторы искореняли ересь, потому что были религиозными фанатиками.

Так легко действия, мотивы которых не ясны, списать на глупость и на этом успокоиться! Человек всего лишь молится по-другому, а его убивают за это — глупо же! Конечно же, если бы церковники не были фанатиками, то жили бы в мире.

На самом деле все далеко не так просто. Любое государство имеет идеологию, которая объясняет рядовому гражданину, зачем нужны правители и почему те, кто у власти сейчас, должны быть на том же месте и в дальнейшем. В Европе с позднего Рима и до начала Просвещения такой идеологией было христианство. Монарх — помазанник Божий, он правит по воле Господа. Бог — верховный суверен, а земные владыки — его верные вассалы. Естественная и стройная картина мира для средневековых умов. Все помнят, как во «Властелине колец» Арагорн исцелял наложением рук? Так вот, этот эпизод взят Толкином не с потолка. Когда-то люди действительно верили, что король способен на подобное чудо. Он ведь помазанник Божий! И власть его от Бога.

Высказывающий сомнение в государственной идеологии сомневается также в священном праве государя править страной. Если священники лгут и на небе все вовсе не так, то, может, и король наш не по праву задницей своей трон согревает?

К тому же многие ереси кроме чисто религиозных положений несли явно антигосударственные идеи. Амальрикане, катары, богомилы и другие еретические движения выступали за всеобщее равенство и отмену частной собственности. Подобная почти коммунистическая идеология обосновывалась ересиархами с помощью Библии и трактовалась как «возвращение к истинному, неиспорченному христианству». Не надо думать, что раз еретики оказались жертвами, то все они непременно были агнцами. Те же катары по части фанатизма оставили христиан далеко позади.

Это интересно: чтобы убедить всех в необходимости бескомпромиссной борьбы с еретиками, церковь активно пользовалась тем, что сейчас назвали бы черным пиаром. Врагам приписывались действия, которые должны вызвать глубокое отвращение у любого нормального человека: целование дьявола и друг друга в анус, питье крови детей, совокупление с животными и т.д.

Согласно трактату «Молот ведьм», колдунью можно опознать по родимым пятнам.

Стереотип: Инквизиторы отличались невероятной кровожадностью и часто применяли пытки.

Современного человека наверняка поразит описание пыток, применяемых к еретикам и ведьмам. «До чего же жестоки инквизиторы! — подумает он. — Как общество терпело их?» Вынужден удивить: сами инквизиторы никого не пытали. Святые отцы не пачкали рук кровью, ведь за них это делали светские власти, предоставляя своих палачей и тюремщиков.

«Что это меняет? — спросите вы. — Ведь делалось это по указке инквизиции?»
Применение пыток было обычным явлением для средневекового суда. Средневековье — это вообще что-то вроде растянувшихся на много столетий «лихих девяностых». Народ голодный и от этого злой, бандиты-феодалы никак не поделят территорию, вокруг беспредел, человеческая жизнь особо ничего не стоит. Суд этой мрачной эпохи не знал слов «презумпция невиновности» и «права человека». Иное дело пытки — они и устрашают потенциального преступника, и позволяют быстро выбить признание. Как выразились братья Стругацкие: нормальный уровень средневекового зверства.

«…Что ж ты молчишь? Молчать надо было раньше».

Читать далее