Швейцарский поход Суворова

В конце 19 века возле швейцарской деревушки Андерматт (что недалеко от Чертова Моста) был установлен гранитный крест с надписью: «Доблестным сподвижникам генералиссимуса фельдмаршала графа Суворова-Рымникского, князя Италийского, погибшим при переходе через Альпы в 1799 году».
Освещая открытие памятника, швейцарские газеты отмечали, что даже в их дни — спустя целое столетие после похода — тела русских солдат все еще иногда находят в ледниках.
В 1798 году агрессивная политика Франции привела к тому, что Австрия, Англия, Неаполитанское королевство, Россия и Турция решили объединенными силами покончить с общеевропейской угрозой. Российская Империя не могла претендовать на территориальные приобретения в случае победы. Но уже тогда ее наиболее дальновидные политики ощущали исходящую от республики опасность.
Одним из таких прозорливцев был фельдмаршал Суворов, отмечавший, что Наполеон «шагает широко». И либо порвет штаны, либо дойдет до Вислы. Ведь если Пруссия и Австрия вместе с Россией участвовали в разделах Речи Посполитой, то Франция традиционно поддерживала идею независимости Польши.
Согласно замыслу Суворова, 100-тысячная русская армия должна была сосредоточиться на Рейне и, воспользовавшись разбросанностью сил французов по нескольким фронтам, кратчайшим путем двинуться на Париж.
Но решающим голосом в коалиции обладала Австрия, выставлявшая для борьбы с французами вдвое больше войск, чем остальные союзники, вместе взятые. Австрийцы же видели в этой войне лишь благоприятный случай для захвата итальянских государств под предлогом их освобождения. Другой лакомой для них целью были оккупированные Францией Нидерланды, также некогда бывшие владением австрийских Габсбургов.
В Швейцарии дела обстояли также благоприятно для союзников. После прибытия корпуса Римского-Корсакова австрийский командующий эрцгерцог Карл имел там 82 тысячи солдат против 58 тысяч у французского генерала Массены.
Перспективы войны уже ясно виделись Суворову. Добив Моро, он намеревался вторгнуться во Францию с юга. Карл в это же время должен был покончить с Массеной. Затем армии союзников могли соединиться у Лиона для наступления на Париж.
И вот здесь с ясного неба грянул гром. Рескрипты верховного командования известили о появлении «нового плана войны». Согласно ему, Суворову запрещалось предпринимать еще что-либо против французов в Италии. С 20-тысячным корпусом он должен был немедленно следовать в Швейцарию. Карл же, не дожидаясь его, отбывал с австрийской частью войска в Нидерланды.
План вызвал возмущение не только у русских, но и у австрийских офицеров. Союзники упускали очень благоприятную ситуацию и сами же превращали ее в неблагоприятную. После ухода Карла из Швейцарии Массена получал более чем двукратное преимущество против Римского-Корсакова, в то время как армия Суворова все еще была бы на марше.
Но у австрийских кабинетных стратегов имелись свои соображения. Им требовалось срочно убрать Суворова из Италии. Русский полководец видел в ней плацдарм для наступления на Францию и всячески содействовал созданию итальянскими государствами своих армий. Австрийцы же рассматривали полуостров как свой трофей. Независимый Пьемонт им был не нужен.
«А.В. Суворов», Б.Эдуардс, г. Измаил
Времени на то, чтобы связаться с императором и объяснить ему ситуацию, Суворову не оставили. Пока депеша дошла бы до Петербурга, Массена наверняка уничтожил бы русский корпус в Швейцарии. Даже несмотря на то, что эрцгерцог Карл, возмущенный полученным приказом не меньше самого Суворова, частично саботировал «новый план». В помощь Римскому-Корсакову был оставлен 22-тысячный корпус Готце.
Но Массена выделил против Готце только 18 тысяч. Остальные 40 в любой момент могли атаковать русских. Суворов без колебаний двинулся в Швейцарию по кратчайшему пути. Перевал Сен-Готард выводил его войско прямо в тыл французам.
Суворов собирался выступить в Швейцарию 8 сентября 1799 года. Но Моро неожиданно предпринял вылазку. Пытаясь в нарушение приказа все-таки навязать французам последний бой, Суворов напрасно потратил три дня. Используя преимущество своих войск в мобильности, Моро ушел.
Еще пять дней Суворов потерял из-за нерасторопности австрийцев, не собравших к нужному времени 3000 мулов для создания вьючного обоза. В результате половину мулов пришлось заменить казацкими лошадями, а мешки для поклажи собирать у местного населения. С собой в Швейцарию Суворов брал только 25 горных пушек.
Лишь 21 сентября армия Суворова, состоявшая теперь только из русских частей, окончательно собралась в поход. Спустя три дня она достигла перевала. Французы выделили для прикрытия Сен-Готарда бригаду, насчитывающую около 4,5 тысяч человек, но для обороны почти неприступной позиции этого было более чем достаточно.
К вечеру Суворов взял перевал. Приковав внимание противника ожесточенными фронтальными атаками, он послал в обход по козьим тропам отряд под командой князя Багратиона.
А уже на следующий день состоялась легендарная схватка за Чертов Мост — сооруженную якобы самим Дьяволом арку через 25-метровое ущелье. Но и до самого моста сначала нужно было дойти. Путь же к нему пролегал через 60-метровый прорубленный в скале тоннель. Разумеется, французы заняли эту естественную крепость.
Чертов мост. Наши дни. Во время похода арка распологалась где то между современными мостами
Суворов и здесь прибег к тактике, сработавшей накануне: предпринял безнадежную атаку с фронта, чтобы отвлечь внимание противника от флангов, а сам послал два отряда в обход. И снова получилось: пройдя через горы, русские мушкетеры обрушились на французов с тылу и захватили тоннель. Впечатление от победы было несколько смазано лишь тем, что один из направленных в обход полков в полном составе пропал неведомо куда. Никаких его следов обнаружить не удалось.
Когда русские вышли к мосту, стало видно, что французы сумели частично обрушить арку. Суворов приказал разобрать один из крестьянских домов и замостить пролет бревнами. Веревок не хватило, и под ураганным огнем неприятеля бревна пришлось связывать солдатскими ремнями и офицерскими шарфами.
После частичного восстановления моста должна была начаться настоящая битва. Теперь суворовским войскам предстояло под обстрелом «просачиваться» через «игольное ушко» зыбкой и опасной переправы и атаковать французов на другой стороне ущелья. В таких условиях враг постоянно имел бы подавляющий численный перевес.
И тут произошло нечто непредвиденное — никем, включая и самого Суворова. Французы снова услышали у себя в тылу до боли знакомый им боевой клич «Итить твою маму !!!». Что, как они уже знали, в переводе с русского означало «Умрем за царя!».
Это и был пропавший во время боя за тоннель полк. Двинувшись в обход по принципу «бешеной собаке семь верст не крюк», мушкетеры заблудились и каким-то до сих пор не установленным, физически невозможным путем вышли на другую сторону ущелья.
Ударом с двух сторон мост был захвачен, и на следующий день — 26 сентября — перед Суворовым уже засверкала гладь Люцернского озера. Только здесь он узнал, что дорога вдоль берега на Швиц, по которой изначально планировался марш, существует лишь на карте. Вместо одного дня на обход озера его войскам потребовалось целых три. К тому же, преодолевая исключительно сложный перевал Кунциг-Кульм, русская армия растянулась на несколько дневных переходов. Арьергард Суворова спустился в Мутенскую долину лишь 1 октября.
Вид с перевала в сторону Итальянской Швейцарии, откуда начинался поход Суворова
Задержка на Кунциг-Кульме уже не сыграла роли. Еще 25 числа, пока Суворов штурмовал Чертов Мост, Массена перешел в наступление. К 26 сентября Римский-Корсаков и Готце были наголову разбиты.
Суворов узнал об этом лишь 29 сентября. В этот же день стало известно, что все выходы из долины блокированы французами. С трудом преодолев Альпы, русский полководец не только не застиг Массену врасплох, но и сам оказался в окружении.
Решение об отступлении далось Суворову нелегко. До сих пор он никогда не отступал. «Ройте мне здесь могилу!», — кричал он солдатам.
Но лежать в могиле было недосуг. В явном меньшинстве, без снабжения, без конницы, практически без артиллерии его войска не имели шансов на успех в борьбе с французами. Если не кампанию, то хотя бы армию нужно было спасать. Труднейший переход через Альпы, который, казалось, был уже позади, только начинался.
Время играло против Суворова. Массена спешно перебрасывал силы для решительного наступления на последнего своего противника. 30 сентября, когда «хвост» русской армии еще только втягивался в Мутенскую долину, ее главные силы уже начали прорыв. На следующий день Суворов, лично руководивший атакой, сбил врага с перевала Прагель.
Спуск с перевала Сен-Готард
Видя, что враг ускользает, французские войска хлынули в долину. Отступая, Суворову пришлось вести ожесточенные арьергардные бои. Уже 2 октября, отражая атаки вражеской конницы, русские израсходовали все боеприпасы. Потом перешли в контрнаступление, разбили 10-тысячный отряд французов и взяли 1200 пленных, в число которых едва не попал сам Массена.
Вырвавшись из окружения, корпус Суворова собрался в долине Верхней Линты. Но и туда по всем дорогам спешили свежие французские дивизии. Даже после поражения в Мутенской долине противник сохранил трехкратный численный перевес. Без боеприпасов русским нового сражения было не выдержать.
4 октября Суворов решил уходить через перевал Паникс — несмотря на то, что швейцарские проводники этим путем идти отказались. Перевал был непроходим. Седловина находилась выше линии вечных снегов. Там не имелось никаких «козьих троп». Только ледник. К тому же в горных ущельях бушевала вьюга.
Памятник фельдмаршалу Суворову и его проводнику Антонио Гамме на перевале Сен-Готард. Памятник был открыт к 200-летию Швейцарского похода русской армии (1999). Многие русские, посетившие перевал, соглашаются, что лошадь, изображенная скульптором, похожа на лошадь, но не все убеждены, что фигура маленького человечка и есть изображение прославленного фельдмаршала.
Переход занял 4 дня. Пушки пришлось сразу же сбросить в пропасть. Туда же отправились и все оставшиеся припасы. Но и без них лошади и мулы срывались с обледенелого карниза и улетали туда, куда лучше не смотреть. Люди тоже срывались. Говорят, они падали молча: крики могли разбудить лавину. Суворова всю дорогу вели — почти несли — под руки два гренадера.
На гребне стало ясно, что швейцарцы хорошо знали свои горы. Дороги вниз, действительно, не было вообще. Спуск представлял собой сплошной ледяной обрыв, усеянный трещинами и черными зубами скал.
Посмотрев на парящих внизу орлов, Суворов подвернул полы плаща и покатился по склону. Ему повезло. Многим другим — нет. Удивительным образом спуск с перевала (в отличие от подъема времени практически не занявший) пережили несколько русских лошадей. Последние итальянские мулы погибли еще на пути к гребню.
Еще поразительнее, что Суворову на этом переходе удалось сохранить живыми 1400 пленных французов.

9 сентября 14 тысяч русских солдат — все, что осталось от армии Суворова, — достигли австрийских складов в городке Кура.

Могила Суворова в Александро-Невской лавре
Остановись, прохожий!
Здесь человек лежит, на смертных непохожий.
На клиросе в глуши с дьячком он басом пел,
И славою, как Петр иль Александр гремел.
Ушатом на себя холодную лил воду
И пламень храбрости вселял в сердца народу.
Не в латах, на конях, как греческий герой,
Не со щитом златым, украшенный всех паче,
С нагайкою в руках и на казацкой кляче,
В едино лето взял полдюжины он Трой.
Не в броню облечен, не на холму высоком,
Он брань кровавую спокойным мерил оком,
В рубахе, в шишаке, пред войсками верхом,
Как молния, сверкал и поражал как гром,
С полками там ходил, где чуть летают птицы.
Жил в хижинах простых и покорял столицы,
Вставал по петухам, сражался на штыках.
Чужой народ его носил на головах.
Одною пищею с солдатами питался.
Цари к нему в родство, не он к ним причитался,
Был двух империй вождь,
Европу удивлял,
Сажал царей на трон и на соломе спал…
Через несколько месяцев после возвращения Суворов умер в своем имении. А еще через 12 лет его предсказание сбылось. Даже оба предсказания. Наполеон в Россию пришел, но штаны все-таки порвал, и его пришлось провожать домой. Задуманное Александром Васильевичем наступление на Париж — пусть позднее, пусть не по его плану, — все же состоялось.
Монумент на перевале в честь погибших русских воинов фельдмаршала Суворова. Памятник сооружен в 1898 году князем Сергеем Голицыным.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s