Парад самых необычных танков

Парад самых необычных танков

 

Роммель, помнится, использовал грузовики для имитации движения танковых колонн по пустыне — сбивал с толку томми. Англичане же, будучи на тот момент по отношению к немцам полными антагонистами, выступили абсолютно наоборот. То есть использовали танки для имитации автомобилей. Война — дело серьёзное, если вести себя также как враг, то какой же он после этого враг?

Бегемот на минном поле

Танк — по сути своей машина, могущая быстро доставить внутрь чужого танка большой тяжёлый кусок металла, срочно после этого сменить позицию, а если не успеет — выдержать доставку ответного груза. Некоторые танки умеют делать что-то одно чуть лучше. Иногда специализация довольно узка. Как у этого аппарата. Он обучен одному — всегда выживать на минном поле. Не благодаря какой-то хитрой системе или особой технологии — в нём просто очень много металла. Толстенные гусеницы с массивными пальцами, тележки, прикрученные к верхней части борта дополнительными листами брони, очень толстое днище, цельные диски опорных катков. Такому «бегемоту» даже башню ставить не стали.

Парад самых необычных танков

Аэротягач

Танки часто использовали для буксировки. Иногда ситуативно — ну вытянуть там кого из болота, кювета или ямы какой. Иногда и специально — просто прицеп — всё равно наступает, чего зря тягловой силе пропадать. Британцы, которые первыми изобрели и стали строить танки, вовсе голову от таких возможностей потеряли — к танкам стали цеплять вообще всё, что движется. Дошло дело и до дирижаблей. Этот Mark IV был переоборудован и использовался КВВС в качестве поводыря (или мобильной причальной мачты) дирижабля R-23. Машина служила на базе RAF в Пулхэме.

Парад самых необычных танков

Бронегроб на колёсиках

Говорят, японцы построили это для распугивания диверсантов из состава китайских националистов и коммунистов. Сложно сказать, насколько им удалось достигнуть цели — ни один диверсант не признался, что его напугала эта дрезина. Но возможно, она действительно могла озадачить партизан настолько, что те не успевали подорвать поезд.

Парад самых необычных танков

Аналогичный случай был в Польше. Чуть более стройная немецкая дрезина также изумляла своей… необъяснимой сущностью. «Но зачем?» — именно с таким вопросом, застывшим на удивлённых лицах, оставляла она позади себя польских партизан.

Парад самых необычных танков

Шведы такие шведы!

Всегда придумают что-нибудь эдакое, чем можно поразить, если не врага, то хотя бы зрителя. И вообще, если «Саабу» можно строить истребители, то почему «Вольво» нельзя танки? Надо сказать, что в далёких 40-х что истребитель у «Сааба», что танк у «Вольво» получились… на радость всем зрителям. Им же не воевать, им для красоты — главное, чтобы побольше стволов, а брони можно поменьше. Воевать шведским танкистам, к (их) счастью, действительно не пришлось.

Парад самых необычных танков

В суровые годы Великой Отечественной войны работы по усовершенствованию принятых на вооружение и изобретению новых танков не прекращались ни на минуту. На базе танка ГАЗ-70, принятом на вооружение как Т-70, был построен опытный образец Т-80, вооруженный 45 мм автоматической пушкой 20К, пробивающей бронебойными снарядами БР-240 броневой лист толщиной 35 мм с дистанции 1000 метров и пулеметом ДТ. Летом 1942 года был выпущен прототип летающего танка А-40 или ЛТ «летающий танк» на базе серийного Т-60. На танк крепилась бипланная коробка крыльев с двухбалочным хвостовым оперением, имевшая размах 18 метров и общую площадь крыла 85.5 кв. м, по расчетам танк должен был совершать взлет, буксируемый тяжелым бомбардировщиком ТБ-3РН. При приземлении танк легко освобождался от крыльев и мог с ходу вступить в бой. Первый полёт состоялся 2 сентября 1942 года, но двигатели ТБ неожиданно стали греться и танк пришлось отцепить. А-40, планируя, приземлился на ближайшем аэродроме, чем вызвал немалый переполох, была обьявлена боевая тревога. Так собственно и закончилась история этого необычного танка. Необходимость в такого рода машинах к концу 1942 года на фронте была уже невысокой. В 1942 году инженеры завода №100 разработали и создали образец огнеметного танка КВ-12, огнемет был расположен в переднем броневом листе на месте демонтированого пулемёта. В целом машина на испытаниях показала неплохие результаты, но фронту были нужны серийные КВ-2 и КВ-85. От выпуска пришлось отказаться.

Парад самых необычных танков

Бетоненпанцер

Бетонные танки — любимцы Shushpanzer_ru. Само слово «бетон» внушает уважение. Возможно, это просто подсознательное стремление танкистов сделать свою машину такой же надёжной как какой-нибудь бункер. Многого не надо — хотя бы просто плюхнуть на лобовую деталь немного раствора. Уже легче.

Парад самых необычных танков

Ковбоец

Танки, по мнению многих, часто несут на себе особенности национального характера страны, их построившей. Если это так, то T31 Demolition Tank — классический техасский ковбой. При желании можно даже в очертаниях башни увидеть шляпу. Но ковбойская суть его не в том. Она — в двух револьверах по бортам башни, стреляющих ракетами. В серию не пошёл — слишком страшный.

Парад самых необычных танков

Танколапти

Опять же в рамках идеи о национальном характере танков. На российской земле детище Кристи изменилось настолько, что в конце концов обрело вместо гусениц лапти. В танковом понимании этого слова. Для преодоления танками БТ-2 отдельных заболоченных участков или снежной целины в 1934 году в мастерских НИИТ полигона РККА были разработаны и изготовлены специальные деревянные коврики.

Парад самых необычных танков

Томми кэнон

Огневая мощь никогда не бывает лишней. Всадил ты, к примеру, в «Тигр» снаряд, но если можешь ещё и из автомата по броне пройтись — пройдись. Оно не лишне. Пускай будет. Мало осталось фотогарфий этого танка, но наверняка с другой стороны башни у него прикреплён добрый кольт. Для вящей мощи.

Парад самых необычных танков

«Когда земля горит под ногами»

Каждый оккупант знает, что фигуральность этого выражения сохраняется только до тех пор, пока он не попадёт на минное поле. Тогда, как говорится, сама почва восстаёт против захватчика. Американцы, видимо, не исключая того, что их танкисты могут оказаться в такой роли, решили создать танк для борьбы с враждебным грунтом. «Расстрелять проклятую землю!» — решили они. Сказано — сделано. Эта машина оснащена семью пулемётами для расстрела почвы. В Пентагоне красоту игры оценили, но на вооружение брать не стали. С природой лучше не воевать.

Парад самых необычных танков

СУ-76И. «И» — значит, что использовано иностранное шасси, иномарочка тобиш smile.gif. Гибрид советской 76.2мм пушки ф-34 и немецкого панцер 3. Сделали такое из-за остарой нехватки самоходок в красной армии из захваченных на курской дуге трёшек. К танкам наварили рубку из 25-30мм листов брони и установили туда пушку. Всего построили 210 штук, необходимость в которых пропала, когда появилась СУ-76м, лишённая недостатков.

Парад самых необычных танков

Изначально это немецкая средняя самоходная артиллерийская установка Sturmgeschütz III (StuG III). И когда сошла с конвейера немецкого завода, никаких брёвен в её конструкции не было. Но в 1943 году у немцев пятьдесят девять «Стугов» купили их северные союзники – финны. С каждого борта броня немецкой самоходки была усилена тремя положенными на бетон и закреплёнными металлическими скобами брёвнами, а немецкий пулемёт MG был заменён советским ДТ-29.

Парад самых необычных танков

Т-44

Этот танк не выпускался в таком количестве, как БТ, не прошел всю войну, подобно Т-34, не стал основным для армии, как Т-62, но тем не менее занял достойное место в истории отечественных бронетанковых войск. Речь идет о Т-44, к созданию которого приступили в конце 1943 года.

При работе над ним коллектив КБ Уральского танкового завода, возглавляемый А. А. Морозовым, естественно, использовал элементы знаменитой тридцатьчетверки, но существенное влияние на конструкцию Т-44 оказали еще две машины.

Первой занялись в 1940 году, параллельно с запуском в серию Т-34. Для нового танка, получившего обозначение Т-34М, предусматривалась 60-мм лобовая броня, 600-сильный двигатель, восьмискоростная коробка передач, ходовая часть с шестью опорными и тремя поддерживающими катками по бортам. Необычным было размещение двигателя поперек корпуса. Правда, на некоторых легких танках подобная компоновка применялась, но при небольших, маломощных моторах она не давала ощутимых преимуществ. Другое дело — длинный и сравнительно узкий, мощный 12-цилиндровый дизель. Развернув его на 90°, удавалось не только уменьшить длину машины, но и увеличить боекомплект 76-мм пушки до 100 выстрелов (против 77 у Т-34).

Новая машина обещала превзойти тридцатьчетверку по всем параметрам, однако именно воплощенные в ней конструктивные новинки отрицательно сказались на ее судьбе. В свое время Т-34, унаследовавший от освоенной ранее серии БТ компоновку моторно-трансмиссионного отделения и устройство ходовой части, встретил активное сопротивление некоторых военных, посчитавших его чрезмерно сложным и дорогим.

Но тогда конструкторам удалось переубедить скептиков. Теперь же работы над Т-34М пришлось прекратить, инженерам КБ поручили другое задание. Заодно прервали и проектирование серии танков массой 30, 40 и 50 т с лобовой броней соответственно 75, 90 и 120 мм и пушками калибром 57, 76 и 107 мм. А ведь появление на Восточном фронте только двух новых танков, KB и Т-34, стало для гитлеровцев, как они признавали, пренеприятным сюрпризом…

Что касается тридцатьчетверки, то она несколько раз модернизировалась с учетом боевого опыта, но резервы, заложенные в ее конструкцию, при этом неумолимо таяли. Короче, Красной Армии понадобился новый средний танк.

Проектирование этого танка — Т-43-завершили к июню 1943 года. Главное требование военных — обеспечить максимум защиты при минимальном увеличении массы — было выполнено. Его корпус, унаследовавший конфигурацию Т-34, уже имел круговое 75-мм бронирование, толщину же лобовой части башни довели до 90 мм (против 45 мм у тридцатьчетверки). А вот длину моторно-трансмиссионного отделения сократить не удалось, в результате боевое отделение получилось меньше. Поэтому, чтобы обеспечить экипажу необходимое внутреннее пространство, конструкторы применили впервые на среднем танке торсионную подвеску, более компактную, чем свечная, с вертикальными пружинами, как на Т-34.

Превосходя по бронезащите Т-34 и не уступая по вооружению KB, средний Т-43, однако, приблизился к нему и по удельному давлению на грунт, что отрицательно сказалось на проходимости и запасе хода. Но хуже всего было то, что его конструкция вышла предельной, исключающей модернизацию. И когда тридцатьчетверку оснастили мощной 85-мм пушкой, нужда в Т-43 отпала. Однако опыт работы над ним не пропал даром.

Дело в том, что испытательный пробег Т-43 на 3 тыс. км наглядно доказал правильность выбора для среднего танка торсионной подвески и бесперспективность поэтапного изменения традиционной компоновки. Стало ясно, что нужна принципиально иная машина, которая получила обозначение Т-44. На ней не только применили поперечное расположение двигателя, но и ряд других технических новинок. Будучи внедренными по отдельности, на разных танках, они не дали бы ощутимого эффекта, зато в совокупности сделали конструкцию Т-44 такой, которая на десятилетия определила развитие отечественной бронетанковой техники.

…Высоту моторно-трансмиссионного отделения уменьшили, перенеся воздухоочиститель нового типа из развала цилиндров V-образного двигателя к борту. Кстати, сам дизель В-44 оснастили улучшенной топливной аппаратурой, что позволило поднять мощность с 500 до 520 л. с. при том же объеме цилиндров, что и на предшествующем В-34. На месте вентилятора, выступавшего за габариты картера, поставили компактный маховик. Это дало возможность смонтировать дизель на низкой, жесткой, но легкой мотораме, а в итоге высота корпуса уменьшилась на 300 мм. От громоздких надгусеничных ниш конструкторы отказались. Что же касается вентилятора, то его сместили к кормовому листу, приводился он от коробки передач через фрикцион, что исключило поломки рабочего колеса при резких переменах режима работы двигателя. Кроме того, такая компоновка заметно улучшила охлаждение агрегатов трансмиссии.

На тридцатьчетверке радиаторы стояли вертикально, по бокам двигателя, создавая большое сопротивление воздушному потоку и отнимая у машины немалую долю мощности. На Т-44 водяной и масляный радиаторы поставили горизонтально, под крышей трансмиссионного отделения, в однородном воздушном потоке, поэтому система охлаждения оказалась эффективней.

Двигатель был соединен с новой, пятиступенчатой коробкой передач, так называемой «гитарой», повышающим редуктором с передаточным числом 0,7. А поскольку число оборотов шестерен увеличилось, передаваемые ими нагрузки уменьшились, коробку передач удалось выполнить легкой и компактной. Зато бортовые фрикционы и передачи были заимствованы у тридцатьчетверки.

Новая схема моторно-трансмиссионного отделения позволила сместить башню с 85-мм пушкой (такую, как на Т-34) в центр корпуса, где на танкистов меньше воздействовали утомляющие угловые колебания машины, а длинноствольная пушка не могла воткнуться в землю при движении по пересеченной местности. Возросла и точность стрельбы. Такая центровка позволила конструкторам довести толщину лобового листа брони до 120 мм без перегрузки передних катков. Добавим, что повышению прочности лобового листа способствовали и перенос люка механика-водителя на крышу корпуса, и отказ от шаровой установки курсового пулемета — боевой опыт выявил его недостаточную эффективность, а на освободившемся месте рядом с механиком-водителем поставили топливный бак.

В таком виде Т-44 успешно прошел фронтовые испытания и был принят на вооружение.

В конце 40-х годов, когда разразилась другая война, «холодная», конструкторы, учтя вероятность появления за рубежом танков с усиленными вооружением и защитой, разработали для Т-44 новую башню для 100-мм пушек Д-10Т или ЛБ-1 («Лаврентий Берия» — он попутно был заместителем председателя Государственного Комитета Обороны и ведал вооружениями). На крыше люка заряжающего установили турель с зенитным пулеметом ДШК, а борта и ходовую часть прикрыли 6-мм противокумулятивными экранами.

В 1946 году, после появления среднего танка Т-54, совершенствование Т-44 прекратили, но с вооружения не сняли. В 1961 году агрегаты двигателя, силовой передачи и ходовой части Т-44 унифицировали с теми, что были на Т-54, еще через пять лег оснастили стабилизатором вооружения в двух плоскостях. На базе Т-44М выпускали артиллерийские и танковые тягачи, инженерные машины, но в историю отечественных бронетанковых сил он вошел как предшественник большого семейства средних танков.

Парад самых необычных танков

«Триплексы» СУ-14

17 сентября 1931 г. Спецмаштресту было дано задание разработать средства механизации артиллерии большой и особой мощности. В частности, предлагалось до 1 мая 1932 г. представить Артуправлению проекты шасси «самоходного корпусного триплекса», состоящего из 107-мм пушки обр. 1910/30 гг., 152-мм гаубицы обр. 1909/30 гг. и 203-мм мортиры обр. 1930 г., а также «триплекса Тяжелой Артиллерии Особого Назначения (ТАОН)», вооруженного 152-мм (или 1 30-мм) пушкой, 203-мм гаубицей обр. 1929/31 гг. и 305-мм мортирой.

Эскизные проекты были рассмотрены в июле 1932 г. и в целом одобрены. Для «корпусного триплекса» решили использовать удлиненное шасси среднего танка Т-24, а для «триплекса ТАОН» — специальное шасси, включающее узлы создававшегося в то время тяжелого танка. Но изготовление «корпусного триплекса» было отложено на два года, а для «триплекса ТАОН» не нашлось вооружения, так как ни 152-мм пушки большой мощности, ни 305-мм мортиры еще не было. На проработку был подан лишь гаубичный вариант «триплекса», вооруженного 203-мм орудием Б-4.

В 1933 г. на опытном заводе Спецмаштреста под руководством П.И.Сячинтова началось проектирование и изготовление самоходной установки для «триплекса ТАОН» (вскоре получившего индекс СУ-14) по схеме, предложенной. Военной академии моторизации и механизации. Первое шасси было готово в мае 1934 г., но из-за поломок трансмиссии, которую заимствовали от среднего танка Т-28, его доводка продлилась до конца июля 1934 г.

В ходе заводской обкатки на шасси установили ствол орудия Б-4 «малой мощности», с которым оно и отправилось на Научно-испытательный артиллерийский полигон (НИАП) для проведения стрельб. Но во время доставки шасси было испорчено: треснуло несколько траков, возникли шумы в коробке передач, перегревался двигатель, и поэтому испытательный пробег на 250 км отменили. Стрельбы же прошли довольно гладко, хотя при выстрелах машина сильно раскачивалась и находиться на ее палубе (рабочая площадка САУ называлась именно так) было возможно, только крепко держась за поручни. Чрезмерно низкой оказалась скорострельность, так как тяжелые снаряды приходилось поднимать на палубу при помощи неудобных кранов-лебедок; ненадежной была и конструкция сдвижного пола-люка, который в ходе испытаний сломался.

После исправления поломок САУ вновь прибыла на полигон. Теперь она имела усиленные гусеничные траки и улучшенную систему охлаждения. Ствол орудия малой мощности был заменен на ствол большой мощности с лейнером. На этот раз испытания начались с обкатки. Но на тридцать четвертом километре сломалась коробка перемены передач. Во время испытаний выстрелы производили не только вдоль направления движения под большим углом возвышения, но и горизонтально, при крайних углах наведения, даже при поднятых сошниках.

По результатам испытаний был составлен длинный перечень необходимых доработок СУ-14, который перечеркивал возможность принятия ее на вооружение в первоначальном виде, и 31 января 1935 г. Опытный завод Спецмаштреста получил задание на капитальную модернизацию СУ-14. Но модернизация, проведенная в феврале-марте, была половинчатой, так как коснулась лишь ходовой части и моторо-трансмиссионной группы (в доработанном варианте СУ-14 были применены КПП и главный фрикцион от танка Т-35), почти не затронув ее боевой части.

С 5 апреля по 24 августа 1935 г. во время заводских испытаний модернизированный образец СУ-14 преодолел более 500 км в различных условиях, продемонстрировав неплохие ходовые качества. Однако вновь отмечались многочисленные недостатки. В частности, выяснилось, что через шаровые амбразуры, предназначенные для пулеметов ДТ, вести огонь невозможно, так же как невозможно быстро воспользоваться возимым боекомплектом (8 выстрелов), который находился под съемными крышками палубы, блокированными в походном положении телом орудия.

Используя опыт, полученный при работе над СУ-14, конструкторский отдел Опытного завода разработал чертежи для постройки эталонного образца самоходной установки СУ-14-1, который был изготовлен в начале 1936 г. Он имел улучшенную конструкцию КПП, главного фрикциона, тормозов и бортовых передач (ряд агрегатов заимствовались от танка Т-35); в стороны от кабины водителя были вынесены выхлопные трубы, усовершенствованы опорные сошники. Машина получила форсированный до 680 л.с. двигатель М-17-1Т, который позволял «триплексу» массой 48 т развивать скорость до 31,5 км/ч. В ходовой части применили более толстые листы коренной рессоры и отказались от механизма выключения подвески на время стрельбы. Этот образец СУ-14-1 испытывался пробегом с апреля по сентябрь 1936 г. (пройдено около 800 км), а с 28 апреля по 29 ноября 1936 г. — многократной стрельбой на НИАПе.

В конце ноября 1936 г. для испытания пушечного варианта «триплекса» с Уралмашзавода и завода «Баррикады» были доставлены 152мм длинноствольные орудия У-30 и БР-2. Перевооружение состоялось в конце 1936 г., а испытания машин, оснащенных пушками, состоялись в феврале 1937 г. и закончились успешно. Планом на 1937 г. предусматривалось изготовление установочной серии из пяти машин СУ-14-Бр2 (со 152-мм орудием Бр-2), а с 1938 г. предполагалось наладить их серийный выпуск. К лету 1939 г. предусматривалось создание 280мм самоходной мортиры СУ-14-Бр5, но о гаубичном варианте СУ-14-Б4 не вспоминали, так как создатель гаубицы Б-4 Магдесиев, начальник КБ завода «Большевик», сломался на допросах и сознался в своей вредительской деятельности. Правда, вскоре был арестован и руководитель работ по СУ-14 П.И. Сячинтов, и с этой интересной боевой машиной случилось то же, что и с орудием Б-4. Все работы по подготовке серийного производства САУ были остановлены, а два готовых образца были переданы на хранение военному складу N 37 в Москве.

Вспомнили о них в декабре 1939 г. при штурме «линии Маннергейма». Красная Армия, столкнувшись с мощными современными укреплениями, остро ощутила потребность в бронированных артиллерийских установках крупных калибров. Постановлением Комитета Обороны СССР от 17 января 1940 г. «О спецзаданиях для нужд Действующей армии» заводу N 185 имени С.М. Кирова (бывшему Опытному заводу Спецмаштреста) поручалось «отремонтировать и экранировать броневыми листами две СУ-14». Предполагалось, что экранированные самоходки смогут свободно подходить к финским дотам на 1,5 — 2 км и расстреливать их прямой наводкой.

В конце января 1940 г. машины прибыли из Москвы на завод, но работа затянулась — броневые листы с Ижорского завода начали поступать только в конце февраля. Экранировка машин была завершена лишь к 20 марта, когда боевые действия уже закончились. Самоходки, получившие дополнительную броню толщиной 30-50 мм, стали весить 64 т. 27 марта машины прошли обкатку на маршруте протяженностью в 26 км. Отмечалось, что «на 3-4 передаче скорость не превышает 20-22 км/ч., при движении по целине двигатель работает напряженно, развороты происходят тяжело». Из-за сильной перегрузки на опытном образце СУ-14 резиновые бандажи опорных катков заменили металлическими.

В апреле 1940 СУ-14 и СУ-14-1 проходили испытания на НИАПе, а в июле в составе группы танков капитана П.Ф.Лебедева — в Киевском Особом военном округе. В сентябре 1940 г. обе машины передали на хранение НИБТПолигону. Осенью 1941 г., во время обороны Москвы, обе СУ-14, вместе с еще одной опытной САУ Т-100-Y в составе «Отдельного тяжелого дивизиона особого назначения» использовались в районе ст. Кубинка для стрельбы с закрытых позиций по наступавшим немецким войскам.

До сегодняшнего дня в Кубинке сохранилась бронированная СУ-14-1, вооруженная 152-мм пушкой Бр-2, а СУ-14 в 60-е годы была пущена в металлолом…

СУ-14 перед стрельбовыми испытаниями, 1934 г.

Парад самых необычных танков

Румынские военные представили новый инженерный танк DMT-85 M1 собственного производства… Разработанный компанией UMB минный тральщик базируется на шасси основного боевого танка румынской армии TR-85 M1, который в свою очередь является модификацией советского Т-55.
Вес машины с полной экипировкой составляет 44,2 тонны. Максимальная скорость танка (при поднятом трале) — 60 километров в час при запасе хода в 400 километров.

Парад самых необычных танков

ну вот как то так…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s