Литтл-Бигхорн: винчестер против спрингфилда


В истории каждой страны есть сражения, которые, скажем так, не доставили славы ее оружию, и даже более того – показали военное искусство ее вооруженных сил с самой что ни наесть неприглядной стороны. Вот и в истории США тоже есть такое сражение, пусть и не очень масштабное, но очень показательное. Причем, многие годы люди гадали – а как такое вообще произошло?! Но тайное всегда рано или поздно становится явным, так что сегодня все встало на свои места. Речь идет о сражении армии США с индейцами у речушки Литтл-Бигхорн – или у Маленького Большерога (т.е. детёныша горного барана)…

В середине XIX века, осваивая территории Дикого Запада, туда, «на Запад» хлынули белые авантюристы, переселенцы и золотоискатели и этот поток, разумеется, было не остановить. Но там все эти люди встретили аборигенов – индейцев, столкновение с которыми привело к серии «индейских войн» — числом ровно 13, с 1861 по 1891 год. И это не считая неисчислимого количества мелких стычек индейцев с армией и собственно переселенцами. Правда, стоит сказать, что территорию, на которой жило около 200 000 индейцев, контролировали всего 18 000 солдат. И по кино и по книгам мы хорошо представляем «как был завоеван Дикий Запад», но и сегодня лакун в ней хватает. Но, пожалуй, самым впечатляющим (и в чем-то загадочным даже сейчас!) остается поражение отряда генерала Кастера в столкновении у Литтл-Бигхорн.

Удивительно, но индейцы именно белым обязаны тем, что они освоили Великие Равнины. До их прихода у них не было лошадей, и они кочевали лишь по их окраинам, а грузы перевозили на… собаках! Научившись ездить верхом и приручив одичавших мустангов, индейцы создали целую кочевую империю, и… какое бы цивилизованное государство в середине 19 века согласилось бы на партнерские отношения с какими-то опасными дикарями? Охота на бизонов дала индейцам столько мяса и шкур для их типи, что кочевая их жизнь стала совсем другой, нежели была раньше, а численность многих племен настолько возросла, что они по необходимости начали воевать с другими племенами за охотничьи угодья. А тут еще с востока пожаловали бледнолицые. «Белый человек, водка, оспа и пули – вот гибель!», – говорили индейцы, вкусившие плоды цивилизации.

В годы междоусобной войны 1861-1865 гг. Севера и Юга натиск на Запад ослаб. Но в 1863 году был принят закон о гомстедах, после победы северян началось строительство железных дорог и новые толпы переселенцев и рабочих хлынули в прерии. Положение стало особенно катастрофическим после того, как в 1874 году в Монтане, в районе гор Блэк Хиллс (Черные Холмы, по-индейски – Хе Запа), нашли месторождения золота…

Немецкая писательница Лизеллотта Вельскопф-Генрих в своей замечательной трилогии «Сыновья Большой Медведицы», по которой впоследствии был снят художественный фильм, очень наглядно показала, как индейцев лишали собственной земли ради любви бледнолицых к «желтым камням» – золоту. Положение осложнялось тем, что белые убивали бизонов, рассуждая следующим образом: «нет бизонов, нет и индейцев!»

С индейцами нужно было что-то делать, и вот в феврале 1876 года генерал-майор Джордж Крук, известный своим опытом усмирения индейцев племени апачей, выдвинулся со своими войсками на территорию индейцев сиу и чейенов, с целью принудить их переселиться в резервации. Американская армия на Диком Западе действовала, опираясь на целую сеть построенных там фортов, которые представляли собой обнесенные частоколом небольшие «стронг-пойнтс» (укрепленные точки»). Там были казармы для солдат, лавки для меновой торговли с индейцами, конюшни. Пушки были редкостью, ведь в нападениях на форты редко участвовало более двух десятков индейцев?! Конечно, в фильмах про Виннету это выглядит немного иначе, но на то оно и кино!

Литтл-Бигхорн: винчестер против спрингфилда

Читать далее

Экстремальное кораблестроение


Начиная примерно с середины XIX века кораблестроительная инженерная мысль находилась в таких же исканиях и метаниях как и танкостроение в период между двумя мировыми войнами. Казалось бы, не прошло и полувека с того дня, как Наполеон Бонапарт безапелляционно заявил создателю колесного парохода Роберту Фултону — «Корабли без парусов — это нонсенс!», а эпоха линейных парусников как основной боевой силы флота начала стремительно уходить в прошлое.

Паровая машина совершает радикальнейшую революцию в кораблестроении. В составе военных флотов сперва появляются пароходофрегаты (первый, «Медея», построен в Британии в 1832 году) сочетавшие парусное вооружение с паровой машиной и колесным движителем, а изобретение французским генералом Анри-Жозефом Пексаном бомбических орудий, стрелявших по настильной траектории разрывными снарядами крупного калибра, подвело черту под историей деревянного парусного флота. Если в прежние времена артиллерийская дуэль между кораблями, стрелявшими обычными ядрами (поражавшими рангоут и членов экипажа), могла продолжаться часами, то разрывные бомбы, заполненные черным порохом, наносили деревянным кораблям катастрофический ущерб в течении считанных минут.

​Пример расположения дульнозарядных бомбических орудий на палубах броненосца. Навевает мысли о романах Жюля Верна - Казусы эпохи пара и электричества: экстремальное кораблестроение | Военно-исторический портал Warspot.ru
Пример расположения дульнозарядных бомбических орудий на палубах броненосца. Навевает мысли о романах Жюля Верна

Первое же боевое применение бомбических орудий во время войны между Данией и Пруссией в 1849 году доказало, что двухтысячелетняя эпоха парусников закончилась: прусские береговые батареи оснащенные пушками Пексана удачно обстреляли, подожгли и принудили выброситься на берег два крупных датских корабля — 84-пушечный линкор «Христиан VIII» и 48-пушечный фрегат «Гефион», причем потери датчан составили 106 убитыми, 60 — раненными и еще 948 человек попали в плен. Синопское сражение между Черноморским флотом Российской империи и эскадрой империи Османской лишь заново доказало, что наступают новые времена — бомбическая артиллерия адмирала Нахимова наголову разгромила турок, понесших абсолютно неприемлемые потери: девять кораблей, и около трех тысяч убитых, при тридцати семи погибших у Нахимова.

Читать далее

ВВС Наполеона Бонапарта


26 июня 1794 году во время битвы при Флерюсе французы впервые в мире применили разведывательный воздушный шар. Командир сформированной за два месяца до этого первой аэростатной роты капитан Жан-Мари-Жозеф Кутель и бригадный генерал Антонин Морло в течение пяти часов находились на высоте 200 метров в гондоле водородного аэростата-шарльера, наблюдая за перемещениями вражеских войск.
Полученные сведения они передавали, бросая на землю записки с грузами. Эти записки немедленно доставлялись командующему французской армией генераду Журдану, который благодаря им имел оперативную и подробную информацию о действиях противника, скрытых от глаз наземных наблюдателей.
Читать далее

Золотая субмарина I-52


Золотая субмарина I-52

В марте 1944 года японская подводная лодка I-52 тайно покинула Японию. После остановки в Сингапуре она пересекла Индийский океан, обогнула мыс Доброй Надежды и продолжила плавание по Атлантическому океану. На борту подлодки находились почти 300 тонн груза (в том числе 2,8 тонны опиума, 54 тонны каучука и 2 тонны золота), полный боекомплект, 95 человек личного состава и 14 инженеров, которым предстояло в Германии ознакомиться с новейшими технологиями производства вооружения.

Во французском порту Лорьян дожидалась немецкая субмарина со “встречным” военным грузом на борту. Немцы приготовили для своих союзников радарные установки, вакуумные приборы, шарикоподшипники и, возможно, окись урана для ядерных исследований.

Американцы знали об этой секретной операции абсолютно все, до мельчайших подробностей. Посол Японии в Берлине Осима Хироси считался доверенным лицом Гитлера и был посвящен в планы фюрера. Сотрудники японского посольства передавали информацию по радио в министерство иностранных дел в Токио, а разведка союзников перехватывала их зашифрованные сообщения. Спецслужбы союзников сумели расшифровать коды противника, и главное командование в Вашингтоне заранее знало о тайной встрече в Атлантическом океане японской и немецкой подлодок.
Читать далее

Военная фантастика, ставшая былью.


В конце XIX века французский художник и писатель Альбер Робида, рисуя карикатуры и сочиняя смешные истории о войнах будущего, и представить себе не мог, что некоторые из его предсказаний вскоре сбудутся. Робида писал о продаже новейших вооружений любому, кто готов платить. О самолётах, корректирующих с воздуха стрельбу химическими снарядами на полтора десятка километров, и бактериях, ставших оружием. При этом армии будущего в его творчестве носили герметичные доспехи наподобие средневековых, очень похожие на ультрасовременную экипировку пехотинца. В наши дни творчество француза уже не выглядит таким забавным.

Фантасты того времени вообще отличались немалой прозорливостью в военном деле, тем более что часто написанием фантастических историй занимались военные.

Читать далее