ВВС Наполеона Бонапарта


26 июня 1794 году во время битвы при Флерюсе французы впервые в мире применили разведывательный воздушный шар. Командир сформированной за два месяца до этого первой аэростатной роты капитан Жан-Мари-Жозеф Кутель и бригадный генерал Антонин Морло в течение пяти часов находились на высоте 200 метров в гондоле водородного аэростата-шарльера, наблюдая за перемещениями вражеских войск.
Полученные сведения они передавали, бросая на землю записки с грузами. Эти записки немедленно доставлялись командующему французской армией генераду Журдану, который благодаря им имел оперативную и подробную информацию о действиях противника, скрытых от глаз наземных наблюдателей.
Читать далее

Золотая субмарина I-52


Золотая субмарина I-52

В марте 1944 года японская подводная лодка I-52 тайно покинула Японию. После остановки в Сингапуре она пересекла Индийский океан, обогнула мыс Доброй Надежды и продолжила плавание по Атлантическому океану. На борту подлодки находились почти 300 тонн груза (в том числе 2,8 тонны опиума, 54 тонны каучука и 2 тонны золота), полный боекомплект, 95 человек личного состава и 14 инженеров, которым предстояло в Германии ознакомиться с новейшими технологиями производства вооружения.

Во французском порту Лорьян дожидалась немецкая субмарина со “встречным” военным грузом на борту. Немцы приготовили для своих союзников радарные установки, вакуумные приборы, шарикоподшипники и, возможно, окись урана для ядерных исследований.

Американцы знали об этой секретной операции абсолютно все, до мельчайших подробностей. Посол Японии в Берлине Осима Хироси считался доверенным лицом Гитлера и был посвящен в планы фюрера. Сотрудники японского посольства передавали информацию по радио в министерство иностранных дел в Токио, а разведка союзников перехватывала их зашифрованные сообщения. Спецслужбы союзников сумели расшифровать коды противника, и главное командование в Вашингтоне заранее знало о тайной встрече в Атлантическом океане японской и немецкой подлодок.
Читать далее

Военная фантастика, ставшая былью.


В конце XIX века французский художник и писатель Альбер Робида, рисуя карикатуры и сочиняя смешные истории о войнах будущего, и представить себе не мог, что некоторые из его предсказаний вскоре сбудутся. Робида писал о продаже новейших вооружений любому, кто готов платить. О самолётах, корректирующих с воздуха стрельбу химическими снарядами на полтора десятка километров, и бактериях, ставших оружием. При этом армии будущего в его творчестве носили герметичные доспехи наподобие средневековых, очень похожие на ультрасовременную экипировку пехотинца. В наши дни творчество француза уже не выглядит таким забавным.

Фантасты того времени вообще отличались немалой прозорливостью в военном деле, тем более что часто написанием фантастических историй занимались военные.

Читать далее

Бой дирижабля и подлодки


Однажды, а именно 18 июля 1943 года, американский дирижабль K–74 у берегов Флориды повстречал немецкую подводную лодку U–134. В тот вечер воздушное судно в паре с дирижаблем К–32 патрулировало маршрут, по которому следовал танкер и корабль с грузом. И тут, за полчаса до полуночи, неожиданно и во всей красе появляется немецкая подлодка: плывет прямо на воде. В нарушение правил и здравого смысла командир экипажа дирижабля лейтенант Нельсон Грилл решил атаковать подводную лодку.
Читать далее

Женщины-рыцари в Средние века.


В 1148 году Тортоза была сарацинской крепостью, которая контролировала морскую торговлю, а точнее, сильно ей мешала. Мешала настолько, что ее взяли штурмом соединенные силы англичан, французов, и тамплиеров Аглии, Франции и Испании, которые были собраны для участия во Втором крестовом походе.
Руководил ими граф Раймунд (Рамон) Бернджер IV.

Потом начались проблемы. Поскольку поход был неудачен, начались внутренние распри, поиски виновных, и сарацины решили этим воспользоваться.

Читать далее

«Ла Бургонь» — позор Франции


«Ла Бургонь» - позор Франции

Катастрофа лайнера «Ла Бургонь» , разразившаяся 4 июля 1898 года, потрясла мир не размерами и не количеством жертв, а жестокостью, воцарившейся на тонущем корабле. Тогда погибло 561 человека и это стало крупнейшей в истории компании катастрофой. Капитан Делонкль отказался покинуть тонущее судно и погиб вместе с ним. Из пассажиров спаслось всего 10 процентов, в то время, как из экипажа — около 80. Эти цифры тоже говорили не в пользу команды «Ла Бургонь». Погибли все дети и все женщины, плывшие на лайнере.

Это кораблекрушение в мировой морской истории было названо «Варфоломеевским утром» и «Кровавым кораблекрушением».

Читать далее

«Independent». Война к нему так и не пришла


Наверное ни для кого не будет открытием, что период двадцатых и начала тридцатых годов ХХ века был отмечен новой формой всеобщего увлечения техникой – танкоманией. Первая мировая война ясно показала, что присутствие этих полезных машин на поле боя существенно увеличивает шансы на победу, особенно при грамотном применении бронетехники. Впрочем, как бывает с любыми новейшими и прогрессивными изобретениями, первоначально использование танков сталкивалось с некомпетентностью пользователей – достаточно вспомнить катастрофические последствия «Мясорубки Нивеля» в апреле-мае 1917 года, когда Франция потеряла едва ли не половину своего танкового парка!

Великая война закончилась, но потенциальная возможность других конфликтов оставалась. Во всех промышленно-развитых государствах и даже в разоренной Гражданской войной Советской России увлечение танками стало едва ли не признаком хорошего тона – в Североамериканских Штатах строил своих футуристических монстриков Уолтер Кристи, во Франции инженер и промышленник Луи Рено после грандиозного успеха легкого FT-17 вместе с инженерами FCM проектировал гиганта Char 2C – именно этот (будем откровенны – далеко не самый удачный) тяжелый танк, вышедший из заводских ворот в 1919 году, и стал прародителем многих зарубежных образцов.

Сверхтяжелый Char 2C — прародитель монструозных танков

Первыми о создании принципиально нового танка задумались англичане, к 1922 году сделав вполне разумный вывод о том, что «ромбы» окончательно устарели – как морально, так и с технической точки зрения. Европейский театр Великой войны, как известно, был знаменит позиционными боевыми действиями, медленные и неповоротливые танки применялись для прорыва эшелонированных позиций неприятеля. Предполагалось, что «ромбы» неплохо покажут себя и в России — их поставляли в качестве помощи белым армиям, боровшимся с большевиками.

Читать далее

Один против стаи «китов»


Офицер-артиллерист Лайонел Уилмот Брабазон Рис (Lionel Wilmot Brabazon Rees), валлиец родом из Карнарвона, вернувшись в Метрополию после нескольких лет службы в африканских колониях, неожиданно увлёкся авиацией. За свой счёт он прошёл обучение пилотированию и в январе 1913 года стал счастливым обладателем диплома Королевского Аэроклуба за номером 392. До приобретения собственного аэроплана, впрочем, дело не дошло, так как весной лейтенант получил очередное «африканское» назначение.

В Лондон он вернулся год спустя и опять не сумел приобрести аэроплан, на этот раз из-за начала войны. 10 августа его вернули на активную службу в артиллерию, а месяц спустя перевели, наконец, в Королевский Лётный Корпус (Royal Flying Corps). После восстановления навыков пилотирования он стал инструктором в Центральной Летной Школе, а в конце года был произведен в капитаны и стал флайт-коммендером (командир звена) в 7-й эскадрилье RFC.

В феврале 1915 года флайт Риса стал основой для формирования 11-й эскадрильи – первой части английской авиации, которую вооружили первыми же английскими серийными истребителями Vickers F.B.5 Gunbus. В её составе капитан прибыл на фронт в конце июля. Первый «тур» Риса продолжался всего 3 месяца, но за это время он в паре со своим постоянным наблюдателем флайт-сержантом Джеймсом Харгривсом успел одержать 6 воздушных побед, став вторым по счёту английским лётчиком-асом и единственным, кому удалось одержать более 4 побед на «Ганбасе».

Читать далее